Четверг, 27 апреля 2017

Директор уволен, перспективы неизвестны

Обновлено 12.07.2012 Автор: Евгений ОСИПЦОВ

Казалось, несколько месяцев назад здесь все дышало оптимизмом. Руководство автоагрегатного завода охотно шло на контакт с прессой, рассказывая о перспективах предприятия. Бывший первый заместитель губернатора Смоленской области Михаил Курков заявил, что достигнута договоренность с правительством Москвы о передаче Рославльского и Смоленского автоагрегатного заводов в собственность области, а РААЗу, кроме того, отводилась роль головного среди сохранившихся шести заводов-сателлитов ЗИЛа. 

Однако нынешней весной ситуация резко изменилась. Работники стали говорить, что уж быстрей бы этот переход состоялся, иначе с завода высосут все соки. Поначалу не было понятно, кого они имеют в виду, поскольку о директоре Рафаэле Халилове отзывались в целом положительно. Однако завод был похож на кипящий котел, с которого сорвало крышку 5 июня. В этот день у центральной проходной собралось более половины списочного состава заводчан, и тогда впервые я услышал словосочетание «управляющая компания» с весьма нелестными сопроводительными комментариями. На разных сторонах баррикад оказалось нынешнее руководство Рославльского автоагрегатного и эта самая управляющая компания (ООО УК «Автокомпоненты»), назначенная «присматривать» генеральным директором ЗАО АМО ЗИЛ Игорем Захаровым.

Хотя слово «присматривать» здесь явно не годится. Управляющей компании переданы полномочия единоличного исполнительного органа. Это означает, что теперь она теперь занимается вопросами снабжения, сбыта, финансового планирования, бухгалтерских услуг, также ей переданы функции части производственных служб. На самом предприятии эти службы частично или полностью сокращаются или серьезно оптимизируются. Говоря простым и понятным человеческим языком, завод полностью лишен хозяйственной самостоятельности и возможности принятия без согласования свыше оперативных решений.

«Судьбоносный» документ был принят на ЗИЛе 14 ноября 2011 года. Рабочие почувствовали на себе его действие в виде несвоевременной выдачи и без того мизерной заработной платы. Хотя приложением №1 к «Договору о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ЗАО «АМО РААЗ ЗИЛ»  управляющей компании ООО УК «Автокомпоненты» ежемесячное вознаграждение управляющей организации составляет 2596000 рублей, выделяемых из заводских средств (на заводе меня поправили – уже 6 миллионов – прим.авт.). Как отметил в своем интервью газете «Московский автозаводец» гендиректор Игорь Захаров, сумма вознаграждения сформирована не произвольно, она основана на всестороннем анализе затрат, рисков и т.д. Фактически – на расчете того, что экономится в случае сокращения ряда служб на дочернем предприятии.

Все бы хорошо, если бы подобные «гениальные» решения приходили в голову руководству головного успешного, действующего, развивающегося предприятия, а не предприятия с серийным выпуском 1,5 автомобиля в сутки.  И  подчеркну особо – предприятия, в котором 64% акций (контрольный пакет) принадлежат Правительству Москвы.

Доля узлов и деталей РААЗа в производственной необходимости ЗИЛа на данный момент составляет 1-2%, продукция его универсальна, отправляется не только на МАЗ и КамАЗ, но и в страны ближнего и дальнего зарубежья. Завод, если ему не мешают, работает с прибылью.

Вот что удалось узнать, побеседовав с широким кругом работников завода.

РААЗ  должен был стать головным заводом, а вот зиловское оборудование в свои цеха  перевозить никто не собирался собирались. По теперешним меркам это металлолом, на нем хорошую продукцию не выпустишь. Директор Рафаэль Халилов на это не согласился, и быстро впал в немилость у новых управленцев. Конкурентная продукция должна осваиваться на новом оборудовании, считает Рафаэль Рашитович.

Всегда речь шла о том, чтобы привлечь инвесторов. На предприятии есть проекты, которые регулярно внедряются. Они окупаются за 2-3 года. Это реальные проекты: новые технологии, новые продукты. Об этом и шел разговор с бывшим первым замгубернатора Смоленской области Михаилом Курковым незадолго до его отставки. На РААЗе по всем направлениям деятельности есть детальный план развития. Но чтобы обновить производство, нужны оборотные средства, нужны инвестиции.

На головной ЗИЛ серьезный инвестор не идет. Ни один проект там по-настоящему так и не заработал. Зато фотографиями заводских руин пестрит Всемирная паутина. Если бы РААЗ был финансово самостоятелен, сюда бы шли инвесторы. Они знают и доверяют, например, Халилову. Под него готовы дать взаймы крупные банки, частные инвесторы. И общая ситуация на заводе должна быть им понятна. Если сегодня завод в распоряжении одной управляющей компании, а завтра – другой, непонятно куда активы выводятся – никто сюда, конечно, не сунется.

В минувшем году Халилов разговаривал в Москве с представителем одного из крупнейших российских банков и там ему ясно сказали: если произойдет выделение Рославльского автоагрегатного завода из-под ЗИЛа как самостоятельной единицы, они готовы инвестировать на развитие и модернизацию до миллиарда рублей.

  Никакой оптимизации не надо, считают на заводе. Все оптимизировал прежний директор Анатолий Климашин, когда в кризис 2008 года упал вдвое объем выпускаемой продукции, и пришлось сократить практически тоже вдвое весь заводской персонал. Это был болезненный но необходимый шаг, после чего производство вновь пошло в рост и отдел кадров стал приглашать специалистов. работников. В 2011 году по сравнению с годом ранее объем производства вырос на 34%. Это было время, когда завод имел относительную самостоятельность. С приходом сюда УК «Автокомпоненты» и передаче ей всех рычагов управления ситуация резко ухудшилась.

Директор завода Халилов здесь хотел определиться, семью перевез, хотел строить жилье для работников завода, развивать завод. Однако видя, что происходит, воздержался от этого, понимая нестабильность ситуации.

 Рославльский автоагрегатный силен своей конструкторской мыслью, и по идее остался единственным работоспособным предприятием. Его руководство находило понимание у всех властей. Они видели, что здесь не выживают, а развиваются и работают на перспективу. Здесь, наверное, самая лучшая конструкторская база по тормозной аппаратуре на всем постсоветском пространстве. Это оценка специалистов, а не журналистов. Заводские разработки шли в первую очередь на МАЗ и КамАЗ, шагавшие в ногу со временем, поставлялась продукция и в дальнее зарубежье. А вот ЗИЛ отставал. Например, четырехконтурный защитный клапан ЗИЛ только сейчас стал осваивать, хотя он уже лет семь поставляется на другие предприятия. Та же история с влагомаслораспределителем. То есть ЗИЛом не используются в полной мере возможности заводов-сателлитов. И выпуск автомобилей сейчас – 45 штук в месяц.  Разве может быть рентабельным такое производство, замечу, 64% акций которого принадлежат Правительству Москвы? Но что происходит.

По словам работников завода продукция ниже себестоимости продавалась на ЗИЛ, а он через свой торговый дом, сделав наценку, делал дальнейшую реализацию комплектующих. За все время работы управляющей компании завод в ответ не получил «ни гвоздя»! Долг торгового дома РААЗу на сегодняшний день исчисляется 70 миллионами рублей.

 На завод перевезли и  600 единиц оборудования с ЗИЛа, всю холодную высадку, автоматное и пластмассовое производство. Была поставлена задача: освободить моторный корпус ЗИЛа: ЗИЛ получает 10 миллиардов рублей и составляющая Рославльского автоагрегатного на развитие тоже здесь заложена. Однако заводчане не только не дождались средств на развитие, им не компенсировали затраты, которые завод понес, устанавливая это оборудование – на заливку фундамента, подключение кабелей и т.п.  Причем оно находится в аренде, ничего не производит!

Раньше на предприятии одна задача была – как пополнить оборотные средства, чтобы увеличить заказы, сейчас этой оперативности нет. Нужно согласование с управляющей компанией, а это потеря времени и заказа.

Но я надеюсь, что нашел понимание в лице нового первого заместителя губернатора Смоленской области Михаила Питкевича, у которого недавно побывал на приеме.

 Завод был на подъеме. Это показали результаты работы в 2011 году. Зачем нужно было производить колоссальные структурные преобразования? Понятно, когда завод на дне лежит, рабочие бастуют, надо меры принимать. А тут митинг состоялся против действий новых управленцев (которых, кстати, на митинге 5 июня  не наблюдалось), а не против родного заводоуправления.

Есть пища для серьезных размышлений. Все таки 2500 живых душ там остается на сей день…

P.S. 2 июля генеральный директор Рославльского автоагрегатного завода Рафаэль Халилов уволен новым руководством ЗАО АМО ЗИЛ. Это произошло спустя месяц после его встречи с первым заместителем губернатора Смоленской области Михаилом Питкевичем, на которой Халилову обещали полную поддержку. Исполняющим обязанности генерального директора РААЗа назначен Павел Сазонов, представитель управляющей компании «Автокомпоненты».

P.P.S.  Следуя редакционной политике, оставляем право и предлагаем высказаться другой стороне конфликта по теме, затронутой в статье.


Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.


© Рославльская правда 2012.
Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции.
При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.
За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.

Хостинг от SpaceWeb Яндекс.Метрика