Воскресенье, 17 декабря 2017

В августе 1941-го под Рославлем

Категория: Краеведение
Обновлено 27.03.2015 Автор: Алексей ИВАНЦОВ, учитель истории Савеевской школы

Среди немецких воинских частей в период жестоких боёв под Рославлем в августе 1941 года находилась и 137-я пехотная дивизия Вермахта. В конце 1950-х годов её бывший начальник оперативного отдела Вильгельм Мейер-Детринг написал книгу «137-я пехотная дивизия».
При написании книги автор использовал не только журналы боевых действий отдельных подразделений дивизии, боевые приказы и донесения той поры,  но и личные дневники солдат и офицеров, принимавших участие в Восточной кампании. На ее примере глазами немца можно проследить всю трагичность первых месяцев войны, и, в частности, отдельные моменты гибели 28-й армии генерала Качалова.

Утром 3 августа немецкие танки заняли Рославль и развили наступление по Варшавскому шоссе и Ельнинскому большаку. В районе деревни  Ермолино, 4-я танковая дивизия немцев соединилась с наступающей с севера 137-й пехотной дивизией. При этом части 292-й пехотной и 4-й танковой дивизий, форсировав реку Острик,  перерезали дорогу Рославль - Москва в районе деревни Коски, а 137-я пехотная дивизия заняла оборону вдоль правого берега Десны фронтом на восток. Таким образом, в междуречье Острика и Остра в окружение попали главные силы 28-й армии, наносившие удар в смоленском направлении.
Первоначальной задачей, стоящей перед созданной армейской группой генерала Гудериана, стоял захват Рославля и ликвидация угрозы, сложившейся на правом фланге танковой группы из-за активных действий 28-й армии. Для проведения запланированной наступательной операции в подчинение генерала Гудериана были переданы для наступления на Рославль 7-й и 9-й армейские корпуса.

Взяв под контроль Московское шоссе, немцы посчитали, что полностью окружили советские войска и смогут изолировать котел по речке Острик. Однако всё происходило совершенно по другому сценарию. В бои в районе Ермолино севернее Рославля, где советские войска пытались вырваться из окружения, оказались втянуты все части 292-й пехотной дивизии.
Командир немецкого 9-го армейского корпуса Г. Гейер вспоминал: "На месте я смог убедиться своими глазами, насколько ожесточенными были бои под Ермолино 4 и ночью на 5 августа. Здесь осталось множество сгоревших и брошенных танков. В одном из них мы нашли убитого русского командующего…"(генерал Качалов)
Пытаясь вырваться из создавшегося котла, в этих местах разгорелись кровопролитные бои советских войск с немецкими частями. Поэтому во время прорыва на восток для соединения с восками Западного фронта одним из значимых мест прорыва становится  населенный пункт Коски.
Передовой отряд немцев вошел в Коски 3 августа в 17-00, а в деревню Надворная только к 20-00, но уже на следующий день в этих местах начинаются бои с  советскими частями, идущими на прорыв
Более 7 часов шел бой 448-го пехотного полка 137-й пехотной дивизии восточнее деревни Коски 4 августа. Немцам с большим трудом удается подавить очаги сопротивления и почти вплотную продвинуться к Десне. Командир 1-го батальона 448-го пехотного полка делает в своем дневнике запись: «04.08.1941. Деревня Надворная. Только крепкими выражениями можно было заставить бойцов действовать. Надо выдвинуть вперед стрелковые роты. 05.08.1941. Западнее деревни Буда Кулешова: очень устали, нет воды, нет хлеба… Связь с тылом прервана. Вечером в сопровождении танков привозят питание, русские танки атаковали штаб полка ».
В то же самое время, 5 августа в районе деревень Муринка и Коски начали появляться все более многочисленные группы красноармейцев, отбившихся от своих частей. В результате боя у деревни Коски немцами было уничтожено «несколько моторизованных колонн. Создавалось впечатление, что деревня Коски становилась главным очагом боя, т.к. данные разведки свидетельствовали о том, что следовало ожидать отвлекающих атак русских войск с юга. Противник подтянул в этот район свою артиллерию… С наступлением темноты возник новый очаг напряженности, когда в ходе многочисленных атак на этот раз с запада на деревню Коски противник попытался вырваться из котла».
Унтер-офицер Хайдер, который принимал участие в боях у деревни Коски в составе 2-го батальона 448-го пехотного полка, так описывал тот бой:
«Сегодня 5 августа 1941 года. Во второй половине дня мы заметили, как вблизи леса, раскинувшегося перед нами, проехало несколько русских упряжек лошадей, но это не вызвало у нас особого беспокойства.
Около 18-00 на правом фланге неожиданно раздалось несколько одиночных выстрелов, шальные пули залетели даже к нам. Казалось, что нас ждет веселенький вечер. Тем временем застрочил русский пулемет, в ответ наши пулеметы тоже открыли огонь… Тяжелая артиллерия русских открыла интенсивный огонь, снаряды с воем проносились в воздухе и рвались, сея смерть и разрушения, на нашем правом фланге. Русские минометы вступили в соревнование с артиллерией, извергая огонь и железо. Как блуждающие огоньки. Вспыхивали взрывы снарядов и мин, похожие на фейерверк, освещавший всё вокруг в наступавшей ночи. К вою и взрывам снарядов добавились уже знакомые нам крики «ура!». Это поднялась в атаку русская пехота. В отблеске выстрелов на опушке леса возникают первые фигуры бегущих солдат, за ними следуют всё новые и новые цепи. Первый осколочно-фугасный снаряд устремляется из жерла пушки в ревущую толпу. Но слева и справа бегущая толпа становится только гуще, из глоток вырывается оглушающий рёв. Мы ведем непрерывный огонь, разворачивая пушку то вправо. То влево. Несмотря на наш огонь, вражеский напор не ослабевает.
Тем временем наш правый фланг, опережая намерение противника окружить нас, отошел за реку. Мы прекратили огонь и последовали за ним. Под защитой темноты нам удалось переправиться через реку и целыми и невредимыми добраться до другого берега. Там, выполняя приказ, мы окопались. Наступило временное затишье.  Попытка русских окружить нас потерпела неудачу. При этом они понесли тяжелейшие потери.
После тяжелой ночи наступает утро, которое приветствует нас знакомым звуком в воздухе.  Это наши истребители! Они обнаружили новую исходную  позицию русских. Через несколько минут над нами проносятся наши бомбардировщики и штурмовики. Быстро выпускаем в воздух три белые ракеты-«Здесь свои!». Теперь всё получится. Вскоре воздух содрогается от рева пикирующих машин, земля дрожит от взрыва авиабомб. Враг уничтожен. Было взято много пленных.
Этот бой 5 августа был тяжелым и ожесточенным, кровь многих бойцов окропила землю у деревни Коски, в том числе и командира нашего взвода».
Отбив эти атаки, немцы вынуждены были отойти на север и  восток, чтобы избежать окончательного разгрома.

Тем временем приближались к завершению операции по уничтожению советских дивизий, окруженных севернее Рославля. Поэтому вечером 6 августа для усиления 137-й дивизии в район деревень Муринка и Коски немцы направляют усиленное подкрепление в составе 509-го пехотного полка 292-й пехотной дивизии. В ночь с 6 на 7 августа окруженные русские подразделения делают неудачную попытку прорыва у деревни Муринка. (д. Муринка находилась севернее Косок в 2-3 км). А накануне еще во второй половине дня 6 августа немцы отбивают атаку русских подразделений возле деревни Коски. Идущие на прорыв соединения красноармейцев попадают под губительный огонь артиллерии: «После того как батарея открыла огонь прямой наводкой с расстояния 150 метров, крики «ура!» сразу стихли. Атака противника захлебнулась при огромных потерях с их стороны непосредственно перед нашей передней линией обороны. При свете дня нашим глазам открылась картина ужасного истребления. На пашне остались лежать сотни убитых и раненых, среди них большое количество женщин в военной форме и касках»
В это время на имя начальника генерального штаба РККА Шапошникова поступает обширное донесение о группе Качалова, составленное на основании переговоров по прямому проводу 6.8.41 г. генерала армии Жукова с членом ВС группы Качалова Колесниковым, нач. ВВС группы Качалова генерал-майором Буториным, вышедшими из окружения.
В частности в донесении подробно описываются действия командования 28-й армии. «…В 20 час. 2.8 части приступили к выполнению приказа на отход. При отходе первое столкновение с противником произошло в 3-4 час. 3.8 в районе дер. Старинка, где завязался ожесточенный бой, продолжавшийся до 17-18 часов 3.8. Противник, подтянув моточасти, оказывал сильное давление на 149 сд, оттеснив ее к д. Ковригин Холм, и занял рубеж выс. западнее Старинка и лес 1 км ю.-в. Дубовки, создавая угрозу в направлении Дубовки. Качалов остался для наведения порядка в дер. Старинка, откуда повел части 145 и 149 сд, стремясь пробиться в направлении Ермолино. Группа Егорова и Колесникова около 6.00 4.8 начала продвижение на сев.-восток, была встречена организованным огнем противника из леса зап. Будки, дер. Мощанка. При помощи танков и артогня группе удалось занять дер. Будки и продвинуться в направлении Приселье, Новая Липовка. Продолжая движение, группа Егорова достигла дер. Муринка на зап. берегу р. Остер. К 18 час. в этой деревне скопилось около 200 автомашин, значительное количество артиллерии и повозок. В это время противник открыл артиллерийский огонь с направления Утехово Второе, Сафроново и с высот, что зап. дер. Муринка и из дер. Коски. После артиллерийского и пулеметного обстрела дер. Муринка с указанных направлений появились танкетки и мотоциклисты противника; одновременно с восточного берега реки, из деревень Липовка, Максимовка, Надворное, противник открыл сильный минометный и пулеметный огонь по нашим частям. Части, не имея переправы, стали бросать все и переправляться вброд и вплавь. Невозможность спустить к реке и переправить колесный транспорт привела к тому, что в дер. Муринка был оставлен весь обоз армии и автотранспорт. Личный состав панически бросился в реку и начал переправляться под артиллерийским и пулеметным огнем противника, имея в своем тылу в дер. Муринка зажженные снарядами автомашины с боеприпасами. Около 20.00 с большим трудом начсоставу удалось собрать некоторое количество бойцов в лесу вост. Муринка. Генерал-майор Егоров, также оказавшийся в этом лесу решил создать три отряда и продолжать отступление на восток или северо-восток. Во время дачи распоряжений в порядке дальнейшего отхода подвижные группы противника открыли огонь со всех сторон. Выбросив вперед группу танков, колонна начала прорываться на восток. Пробилась ли вся группа Егорова на восток – не известно. Пробился лишь на танке начальник ВВС Качалова генерал-майор Буторин. Прорвался также из окружения член В. совета Колесников с группой в 500 человек. Другая группа прорвалась по шоссе и собирается в Екимовичи. 5 августа в боях под Старинкой, где намечали прорваться, Качалов с танком участвовал в атаке. После атаки он направился в южном направлении от Старинки.
 В район Коски вышла группа во главе с батальонным комиссаром Крыловым, но там их задерживает противник. Группа Качалова выходит разрозненными отдельными группами. Меры по розыску остальных частей группы Качалова приняты. Навстречу Качалову высланы отряды, усиленные танками и орудиями ПТО. Продолжаем поиски самолетами под прикрытием истребителей. На документе имеется отметка: «Исполнено. Передано по Бодо через ОД Генштаба подполковника Андреева. 0.28 7.8.41 г. полковник Кузнецов».
В результате боев в районе Косок с 4 по 6-го августа немцы понесли существенные потери, только 137-я пехотная дивизия потеряла убитыми и ранеными около 400 солдат. Потери же со стороны Красной Армии были несоизмеримо больше. Только   в плен  к немцам попало около 5000 красноармейцев, 28 танков, 70 орудий и огромное количество другой военной техники.
Но пока  войска Гудериана занимались ликвидацией рославльской группировки советских войск, некоторой ее части удалось вырваться из окружения и соединиться с главными силами Западного фронта
Недаром генерал Гальдер с досадой записал в свой дневник: «У Рославля разрозненные части противника вышли из окружения. Следует принять во внимание умение русских использовать для передвижения своих войск дороги, которые мы из-за их состояния не можем использовать, а также умение русских скрытно наводить переправы через реки».
С большим трудом немцам удалось справиться с поставленной задачей только к 9 августа. Командующий 9-м армейским корпусом генерал Гейер позднее написал: «…упорные бои с советскими войсками, в которых несколько раз дело доходило до кризиса… Мы (9-й армейский корпус) выиграли ее (битву под Рославлем) не в одиночку. Но наш вклад в победу был решающим и самым весомым. Воинские соединения 9-го корпуса и командование корпуса не могут вспомнить ни об одном моменте  Восточного похода с большим удовлетворением, чем о напряженных днях перед и во время боев под Рославлем».
Празднуя свои победы в начальный период войны, немцы и представить себе не могли, что гибнущие и отступающие советские войска не только однажды возьмут реванш за поражения 1941 года, но и сломают хребет немецкому фашизму в 1945-м.
Однако до этого будет еще долгих четырех года.

Литература:
Руслан Иринархов: "Агония 1941. Кровавые дороги отступления". Издательство: Эксмо, Яуза,  2011
Мейер-Детринг Вильгельм "137-я пехотная дивизия. 1940 - 1945 ". Издательство: Центрполиграф, 2013
Донесение штаба Резервного фронта Генеральному штабу об отходе войск группы Качалова (7 августа 1941 г.). Ф. 219, оп. 36549сс, д. 9, лл. 182-186.


Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.


© Рославльская правда 2012.
Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции.
При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.
За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.

Хостинг от SpaceWeb Яндекс.Метрика