Пятница, 24 мая 2019

Село Незнаново. Взгляд в прошлое

Категория: Краеведение
Обновлено 08.04.2019 Автор: Алексей ИВАНЦОВ
Когда-то на территории Рославльского района располагалось старинное село под названием Незнаново. Сейчас не каждый и определит, где оно находилось. Даже из окрестных, сохранившихся теперь деревень многие жители либо забыли, либо не знали, что когда-то была такая деревня.
Однако отдадим должное тем людям, чьими стараниями в далеком прошлом была написана летопись этого села и, уцелев в круговерти исторических эпох, сохранилась и дошла до нашего времени.
В 1884 году в Вознесенскую церковь села Незнанова, на место преждевременно умершего священника, поступил вновь прибывший священнослужитель, окончивший Смоленскую духовную семинарию Алексей Федорович Барсов. Благодаря летописным трудам этого священника удалось узнать, какие события происходили в этих краях в далеком прошлом.
Недалеко от села находилась возвышенная местность, окруженная со всех сторон болотами, называемая мошною. Местное предание гласило, что в давние времена здесь рос дремучий лес и в нем было пристанище разбойников.
Позднее, когда в результате страшных грабительств и разбоев начали везде преследовать преступников, наткнулись на этот остров среди болота, где найден был кожаный мешок, или просто мошна с деньгами, забытый разбойниками. Поэтому местность эта, очень возвышенная и красивая, получила название Мошна. Тогда же открыли и соседнюю возвышенность, и так как эту возвышенность не знали, назвали ее Незнаново.
Алексей Барсов. 1860 -1928 гг. Когда было основано село Незнаново, точных сведений нет. Но скорее всего, ранее 1584 года, так как в книге «Сбора ямских денег с Рославльского уезда и посада» о селе есть упоминание. Когда был открыт Незнановский приход, документальных сведений также не имеется, но, во всяком случае, не позднее начала 17-го столетия.
От Рославля Незнаново находилось в 15 верстах, от ближайшей почтовой станции Ивановской Риго-Орловской железной дороги в 9-ти, от Жарыни в 6-ти, от Покров-Кошкино в 3-х, от Ладыжино в 7-ми и от Пригорок в 8-ми верстах. 
По приходу села Незнанова протекали реки с болотистыми и низкими берегами Вороница и Навля с притоком с правой стороны Навелькой.
До 1861 года к этому приходу относились в Рославльском уезде четырнадцать селений, а именно: Безводки, Липовское, Лозки, Карпики, Дубровка, Волковичи, Отъездное, Сисоевка, Горлово, Вяхири, Георгиевский Хутор, Тюпино, Азобичи и Вороны.
Все эти селения существовали с давних времен кроме одного - Вороны, которое устроилось вследствие перегона крестьян. Большинство из них существует и по сей день.
Были в одном селении этого прихода семейств до пятнадцати мелкопоместных неслужащих дворян, потомков древних польских и литовских фамилий, а, может быть, и татар. Эти господа-паны если не хуже, то нисколько и не лучше самих крестьян. Жизнь вели очень грязную. Между собою не имели ни мира, ни согласия. Нося дворянский титул или звание, они были чрезмерно горды, но достоинство свое через грубость, невежество и дерзость совершенно почти потеряли, чем вызывали смех даже у крестьян.
Ранее в пределах Незнановского прихода шумели большие леса, но с проведением Риго-Орловской железной дороги леса оказались почти совершенно уничтожены. В настоящее время сохранились небольшие рощи и молодые заросли. В лесах раньше было много разных животных: медведей, волков, лисиц, лосей, коз и выдр. В реках водились щуки, окуни, лини, караси и особенно вкусная рыба язь.
Все прихожане были племени белорусского. Состояли из дворян – промещиков, служащих и не служащих, дворовых людей, крестьян помещечьих и экономических и весьма малого числа мещан, коих в приходе находилось не более 10 душ.
Веру все исповедовали православную. Но при этом прихожане не чужды были некоторых суеверий. Например, в понедельник не начинали никакого дела, в пятницу не работали – эти дни несчастливые; после Троицына дня до Петрова поста Алексей Барсов в старостине городили изгородей, в две недели святок не вили веревок – это вредно для домашних животных и птиц; встреча со священником, или если заяц перебежит дорогу, предвещало несчастие в пути. Если сеявшему коноплю проходящий говорил: "Помогай Бог", то это предвещало неурожай конопли, и в таком случае сеявший ничего не отвечал проходящему или выбранивал его. На крещенский сочельник пекли блины, и с первым блином невесты выходили за ворота и у первого встречного спрашивали имя, считая, что так будут звать суженого. Верили в худой глаз, в заговоры, наговоры, в заломы. Новобрачных после венца в доме встречала главная сватья в вывернутой наизнанку шубе и осыпала их зернами, смешанными с хмелем, что предвещало богатство. Если после святок в деревню, где много невест, не приезжали сваты, то невесты обходили поле, засеянное рожью, и осматривали, не зазимовала ли где на ниве борона, которая и загородила дорогу сватам, и если найдут такую, то с песнями привозили её в деревню.
Население Незнановского прихода в период с 1829 по 1858 гг. приросло всего на 121 душу и составило 1473 человека при 121 дворе.
Что же касается управления народом, то все сословия в крепостное время находились под властью помещиков. Даже духовенство подчинялось им. Не потому, впрочем, чтобы зависели от них, но скудные средства к жизни невольно заставляли кланяться и унижаться перед ними. Крестьяне, которых переселяли с одного места на другое чуть ли не каждый год, жили плохо. Сами же помещики жили в довольствии и достатке.
Вся деятельность крестьян состояла в земледелии. День трудились на помещика, а ночь на себя. Однако преобладающая почва являла из себя суглинок и частично песок. Поэтому урожаи в этих краях были низкими, но даже такая земля была единственным источником  жизни.
Прихожане села Незнанова не раз переживали трудные времена. Один из таких периодов жизни пришелся на осень 1885 и зиму 1886 годов.
Алексей Барсов с женой Еленой ВасильевнойОсенью между прихожанами наблюдалось большое уныние, причиной которого стал неурожай ярового хлеба. Сильными опарами, каких не вспомнят и старожилы, выжжен был весь посев ярового хлеба. Многие из домохозяев не вернули даже и половины семян; и такое бедствие особенно ощущалось для здешних крестьян, так как главный промысел их в зимнее время - извоз. А без овса, этот и без того скудный заработок оказался невозможен. Многим приходилось продавать на зиму лошадей и коров и, следовательно, совершенно расстраивать свое хозяйство.
Зимой настала новая страда для домохозяев. Сильные и продолжительные морозы скоро подобрали корма. С половины января начали уже покупать сено и солому, а так как запасы их были невелики, то цены на них доходили до неслыханных размеров: воз ржаной соломы до 6 рублей, и воз сена до 10 рублей. По такой цене могли покупать немногие. Большая же половина крестьян кормила скот гнилой соломой с крыш, и многие возили даже еловые ветки. Всякий извоз прекратился. За недостатком рабочих лошадей приостановились работы на лесопиленных заводах. Всюду видно было уныние, которое к концу дошло даже до того, что один крестьянин недалеко от Рославля в конце Великого поста, видя, как мучается скот от голоду, выгнал всех своих лошадей и коров в поле и удавился.
Наконец пришли теплые весенние дни. Скот начал выходить в поле и если сначала не наедался досыта, то все-таки немного утолял голод. Повеселел крестьянин, тяжкий камень свалился у него с плеч. Но эта радость была непродолжительна. Зимою пришлось потравить скотом почти все хлеба, значит, нет и яровых семян. Пришлось каждому продавать далеко не лишнюю в хозяйстве корову или лошадь, а цены на них слишком упали. Скот стал много дешевле, чем был осенью. За корову давали почти столько, что стоило её прокормить в эту зиму.
Школ в приходе до 1887 года не было. В крепостное время большинство помещиков были малограмотны, и грамотность между крестьянами считалась излишнею. Первая школа грамоты появилась в Незнанове, где обучалось 12 учеников, и учителем был сам священник Алексей Барсов. В 1889 году в приходе появилась церковно-Незнановское кладбищеприходская школа в деревне Карпики. Обучалось в ней 24 ученика. Учителем был Стефан Полинговский. При церковно-приходской школе имелась небольшая библиотека; там же в праздничные дни проходили религиозно-нравственные чтения, иногда с туманными картинами. Попечительница церковно-приходской школы подполковница Вера Петровна Судейкина пожертвовала для школы дом на снос, оказавшийся очень прочным.
В этом же году открылась школа грамоты в Лозках с 12 учениками. Роль учителя выполнял Никита Смоляков. В 1891 году школа грамоты открылась в Сисоевке. В ней насчитывалось 17 учеников. Учитель Иван Бакутин. В сельце Липовском школа грамоты открылась в 1893 году с 12  учениками. Учителем там работал В. Журавский. Во всех этих школах законоучителем был священник Алексей Барсов.
К 1 января 1904 года в приходе насчитывается 298 дворов с населением обоего пола 1855 душ.
Незнановский приход к этому времени входил в состав Жарынской и Кирилловской волостей. Само Незнаново, состоящее из восьми дворов, и ближайшие к нему селения Безвидки, Липовское, Горлово и Сисоевка относились к Жарынской волости, а остальные девять селений - Карпики, Лозки, Дубровка, Вяхири, Волковичи, Отъездное, Азобичи, Никольское и Салово - к Кирилловской.
Между помещиками особенно славились Петр Петрович Михайлов как земский начальник, опытный хозяин, садовод и пчеловод, и Платон Петрович Пряжоский, ранее всех начавший использовать в своем хозяйстве образцовые сельскохозяйственные орудия и машины.
Из прежних помещиков выделялись секунд-майор Семен Васильевич Халютин, построивший в 1753 году на свои средства храм в селе Незнанове, а также Александр Иванович Судейкин - крупный землевладелец. Вообще обе эти фамилии, хотя были знатны и богаты, но не забывали и бедных. Немало помогали и духовенству тогдашнему, давали работников, давали сенокос, вообще помогали всякому нуждавшемуся. Выделялся здесь и Михаил Иванович Вороновский как уездый судья и богатый человек.
К началу XX века помещики начали вводить в травосеяние клевер и вику. Примеру помещиков отчасти начинали следовать и крестьяне, но не в больших размерах. Хорошие хозяйства существовали у Платона Петровича Пряжоского в сельце Отъздном и у Петра Петровича Михайлова в сельце Горлове. У Пряжоского в севооборот вводился кроме клевера картофель, но высевался не более 6-9 десятин.
В приходе было развито также и пчеловодство, но с уничтожением лесов оно падало, и более 50 ульев в виде рамочных ящиков ни у кого не имелось. Сады имелись при каждом помещичьем хозяйстве, но небольших размеров. Более крупных размеров сады росли при имении Кушлянской в сельце Безвидках и в сельце Горлове у помещика П.П. Михайлова.
Птицеводством здесь мало кто занимался и только для своего расхода. Зато многие из крестьян имели покупную землю.
В подспорье хозяйству в четырёх домах крестьян занимались выделкою овчин. Два дома имели ручные заводы для выработки конопляного масла. Некоторые многосемейные начали обучаться разным ремеслам, кто колесничеству, кто портняжничеству, сапожничеству и т.п.
Благодаря тому, что вдоль прихода проходили Риго-Орловская железная дорога и Брянское шоссе, многие крестьяне имели на этих дорогах постоянные подённые заработки.
Понятия о чужой собственности между крестьянами были весьма смутными. Воровства между ними не замечалось, но привезти дров из чужого леса, накосить травы для лошадей на чужом лугу, вывести лошадей в ночное на чужое поле и т.д. считалось не за преступление, а, скорее, за удальство.
Несмотря на множество болот, в приходе особых болезней, местных лихорадок не наблюдалось. При легких заболеваниях крестьяне обращались не к медицинским средствам в Рославльскую земскую больницу, а к местным знахарям и знахаркам. Сильное предубеждение к докторам и больнице объяснялось тем, что в больницу обращаются уже в крайности, когда нет никакой надежды на выздоровление. Таким больным доктора обыкновенно отказывали в приеме в больницу, и они вскоре умирали дома, а между родными и соседями утверждалось убеждение, что доктора не приносят никакой пользы.
Таким образом, здешний народ так и проживал в этих местах свой век.
Однако, наступившее двадцатое столетие вскоре принесёт с собой новые перемены и окончательно изменит повседневную жизнь.
На смену Незнановскому приходу придут сельсоветы.
Вознесенская церковь закроется 25 сентября 1937 года и будет отдана под сельский клуб. Впоследствии и от него не останется камня на камне.
Алексей Федорович Барсов  прекратит свою священнослужительскую деятельность в 1923 году и в 1928 году тихо отойдет в мир иной.
Четверо детей священника получат хорошее образование, станут учителями, посвятив всю жизнь обучению и воспитанию  будущих поколений строителей социализма.
Село Незнаново в 60-х годах XX столетия навсегда исчезнет с географической карты Рославльского района, разделив печальную участь многих населенных пунктов великой России.
Источники и литература
1. Смоленские епархиальные ведомости, 1897 г.
2.Список населенных мест Смоленской губернии  1859 и 1904 гг.
3. Летопись села Незнанова. Поисково-исторический форум http://smolbattle.ru/threads/с-Незнаново-Рославльский-уезд.41509/
4. Иеромонах Рафаил «Рославльская земля: Православные храмы», Смоленск. 2011 г.
 

Более новые статьи:

Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.


© Рославльская правда 2012.
Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции.
При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.
За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.

Хостинг от SpaceWeb Яндекс.Метрика