Вторник, 25 апреля 2017

Первый год Великой Отечественной войны глазами немецкого солдата (по страницам дневника Эберхарда фон Ханкследена)

Категория: Краеведение
Обновлено 12.07.2012 Автор: Неонила ЦЫГАНОК, учитель истории и обществоведения, г. Осиповичи, Республика Беларусь

Среди литературы, посвященной Великой Отечественной и Второй мировой войнам, особое место занимает мемуарная литература. Большой интерес вызывают военные дневники, написанные не после войны, когда многое переосмысливается и воспринимается иначе, а в самый разгар боев. К сожалению, такой литературы крайне мало. Поэтому военный дневник Эберхарда фон Ханкследена, служившего в 29-й моторизованной пехотной дивизии «Фальке», занимает особое место.

29-я моторизованная пехотная дивизия «Фальке» — боевое соединение вермахта. В польской кампании наступала во втором эшелоне 47-го моторизированного корпуса. 25 июня 1941 года прикрывала Слоним от контратак советских войск. В июле 1941 года наступала на Смоленск. К 15 июля овладела частью Смоленска. 10 августа 1941 года находилась в Рославле. Осенью 1941 года действовала в составе 47-го танкового корпуса в районе Орла и Брянска. В 1942 году в составе 4-го корпуса 6-й армии была в Сталинграде. Капитулировала.

Книга «22 июня 1941 г. Брест. В 3.15 батарея начинает стрелять…» Военный дневник Эберхарда фон Ханкследена» (серия «Дневники войны». Выпуск 1) издана Минским международным образовательным центром им. Йоханнеса Рау в соавторстве с Дортмундским международным образовательным центром и Исторической мастерской ММОЦ им. Й. Рау в 2011 г. Мастерская – детище международной общественной инициативы. Её координаторами стали Дортмундский международный образовательный центр, Минский международный образовательный центр, Союз белорусских еврейских общественных объединений и общин. Располагается организация в одном из зданий, находившемся во время Великой Отечественной войны на территории Минского еврейского гетто. Её сотрудники изучают историю Холокоста на территории Беларуси, помогают узникам концлагерей, печатают различную литературу, проводят большую общественную работу.

Среди книг, изданных Исторической мастерской, записки Эберхарда фон Ханкследена обращают на себя особое внимание. Впервые в белорусской историографии представлен дневник о военной повседневности солдата вермахта. Автор дневниковых записей, до войны – учитель математики, с завидной дотошностью фиксирует каждую деталь происходящего.

Записи начинаются 2 июня 1941 г. и заканчиваются в начале 1942 г., когда в результате болезни Эберхарда отправляют на лечение в Германию. В книге «22 июня 1941 г. Брест. В 3.15 батарея начинает стрелять…». Военный дневник Эберхарда фон Ханкследена» опубликованы записи солдата до октября 1941 г. И хотя дневник опубликован не полностью, он представляет несомненную научную ценность не только для историков, но для всех, кто интересуется вопросами Второй мировой войны.

Мы привыкли, что в литературе о войне описываются тяжелые бои, потери, сражения, но повседневной военной жизни уделяется мало внимания. Военных дневников советских солдат практически нет, потому что по разным причинам записи либо вообще не велись, либо уничтожались военной цензурой. Тем интереснее посмотреть на войну «изнутри», причем глазами нашего противника. Путь, который прошел Эберхард: Брест – Пружаны – Ружаны – Слоним – Столбцы – Барановичи – Койданово – Минск – Борисов – Ленино – Копысь – Толочин – Смоленск – Рославль – Волковичи – Бутырки – Сеща – Дубровка – Клетня – Любец – Ямполь – Собичев – Шостка – Ивот – Новгород-Северский – Середина-Буда – Суземка – Негино.., охватывает территорию трех советских республик. Это Белоруссия, Россия, Украина.

Сначала Эберхард воспринимает войну как очередную работу. День 22 июня 1941 г. ничем для него не отличается от предыдущих: «Утром 1.45 побудка. Светает. В 2 часа все готовы. 3.15 часа. Батарея начинает стрелять. Деревня Огородники на другой стороне Буга уже горит через 10 минут. Небо стало красным. Наступил день, солнце светит. 5.30. Геббельс читает прокламации Гитлера. 7.15. Нам только что принесли кофе…». Он буднично рассказывает о наступлении, подробно описывает места, где проходит его часть, перечисляет продукты, которые им выдают на завтрак, обед или ужин, рассказывает о письмах, полученных из дому. Но постепенно становится очевидным, что война, которую вероломно развязала фашистская Германия, – не легкое дело. Теперь на страницах дневника можно прочитать: «Перед нами картина ужаса. Здесь происходил жестокий бой. Везде погибшие русские. Они лежат на улице, на краю дороги, сбитые машинами. В машинах и рядом сгоревшие трупы. Часто остаются только туловища. Это картина ужаса. Какую ценность имеет здесь жизнь человека? Никакую, совсем никакую».

Однако по-настоящему страшно Эберхарду становится, когда начинают погибать его сослуживцы. Удастся ли вернуться живым? Эта мысль неотступно преследует его, и, чтобы забыться, он играет в карты, пишет письма домой, изучает окружающую природу и жизнь.

Видно, что русская природа очень нравится солдату. В районе Рославля он сравнивает ее с Альпами: «Горный хребет с сосновым лесом на заднем плане, а впереди луга с лошадьми и пастухами и кустарники. Пшеничные поля, золотистые ржаные поля, картофельные, льняные сменяют друг друга… Высокие копны сена на дороге. Все гармонирует в этом ландшафте, где, наверное, любому захотелось бы побывать осенью».

В то же время он удивлен, почему то, что дано самим Богом, не используется местными жителями. Его поражают грязь, нищета, убогость жизни в белорусских и русских деревнях: «Сарай выглядит невероятно. Навоз лежит высотою в 20 – 30 см без соломы, как болото. В этом стоит скот. Мужчины все бородатые, с обвязанными тряпьем до икр ногами или босые. Они выглядят хуже, чем оборванцы. Женщины также». В районе Дубровки (райцентр Брянской обл.) он записывает в дневник: «…обеденное время, время уборки урожая в России с ее песчаными дорогами, гнилыми мостами, покрытыми соломой деревянными домами, широкими полями и болотами. Одинаковые деревни, одинаковые песчаные дороги, одинаковые поля и такие же одинаковые люди».

Как умный и образованный человек, автор пытается найти этому объяснение. На помощь ему приходит сама окружающая действительность. На подъезде к г. Шостка (Украина) их машина вдруг попала на хорошую мощеную дорогу, что было удивительно для советских дорог. Она вела к пороховой фабрике. Эберхард записал в дневнике: «На военные нужды не жалели ничего, даже несмотря на то, что народ прозябает в нищете и грязи».

Дневниковые записи Эберхарда фон Ханкследена иногда содержат пересказ разговоров немецких военнослужащих об идущей войне. Почему война началась? Была ли она неизбежна? Как скоро она закончится? На эти и другие вопросы ищут они ответы темными ночами в бескрайних российских просторах. Интересно, что мысли Эберхарда и его сослуживцев почти полностью подтверждают выводы, содержавшиеся в старых советских учебниках и подвергающиеся подчас современными историками сомнению. Однако разговоры автор дневников записывал, что называется, по «горячим следам», поэтому вряд ли в них можно усомниться: «Укрепление нового государства и создание Великогерманского рейха, по мнению унтер-офицера К., непременно привело бы к войне. Это, за малым исключением, те же противники, которые пытались нас уничтожить в 1914 г. Сегодня вопрос для нас звучит – быть или не быть».

Из их разговоров видно, что может сделать пропаганда даже с образованными людьми. Эберхард фон Ханкследен не сомневается, что «в Европе следует покончить с евреями… С Францией необходимо быть достаточно лояльными, чтобы не попасться на ту же удочку, что и наши враги в Версале… Африка и азиатские районы на юго-западе Ирана, т.е. от Персидского залива до Красного моря, будут принадлежать Европе как ее естественные колонии. Америка, как и говорится в доктрине Монро, должна принадлежать американцам. Индия получит независимость, а Восточной Азии как самой густонаселенной области земного шара под руководством Японии будет передана Австралия в качестве зоны переселения. Примерно такой была картина, которая нам представлялась».

Очень часто Эберхард и его товарищи рассуждают о том, скоро ли закончится война. Несмотря на ожесточенные бои, большинство (но не автор дневниковых записей) уверено, что она продлится не далее сентября 1941 г. Однако есть многое, что позволяет усомниться в этом. Прежде всего – героизм русских солдат и офицеров. Сослуживцы Эберхарда побывали в Европе, и им есть с чем сравнивать. Иногда они поражаются тому, как воюют русские: «Разговариваю с обер-вахмистром В. Он говорит, что борьба во Франции была более ожесточенной, чем здесь, но более честной. Французы капитулировали, когда поняли, что дальнейшее сопротивление стало бесполезным. Русские, даже если это безрезультатно, продолжают бороться». Солдаты вермахта не могут понять, почему противник воюет малыми группами, стреляет из засады? Они говорят, что от этой партизанской борьбы немецкая армия несет большие потери, чем в открытой борьбе. «Во Франции или Польше они бы уже давно сдались, считает вахмистр Г., но здесь русские продолжают фанатически бороться за идею».

Военный дневник Эберхарда фон Ханкследена дает нам новое прочтение уже, казалось бы, известных фактов. В статье А.А. Гавренкова «Роль Брянского фронта в битве под Москвой» описывается роль Брянского фронта в защите дальних подступов к столице: «14 августа 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования образовала Брянский фронт. В ту августовскую пору нужно было остановить, а если не остановить, то хотя бы задержать непомерной силы вражеский натиск… Кровопролитные бои велись с неослабевающей силой».

Вряд ли солдат вермахта Эберхард фон Ханкследен знал, части какого фронта воюют против них. Пожалуй, он об этом даже не задумывался. Гораздо больше его волновало все возрастающее сопротивление русских. 24 августа 1941 года он записал в дневнике: «Прошло некоторое время после наступления полночи. Большинство из нас спит, как и я. Потом мы просыпаемся. Грохочет, и наш дом каждый раз тихо сотрясается. Вдали слышны выстрелы, затем свистят гранаты, и после этого снова грохочет, дрожат стены и стыки». Бой идет на восточной окраине Дубровки, довольно далеко от месторасположения батареи автора дневника. Тем не менее, ему очень страшно, и он практически не может уснуть. Утром он узнает подробности ночного боя: «Сначала русские накрыли город или окраину Дубровки тяжелым артиллерийским огнем. Уже накануне вечером около 20.00 примерно 200 русских были переправлены через Десну. Это были лучшие рядовые. Им поручили в Дубровке ворваться в город и захватить, возможно, находящийся там штаб. После артиллерийской подготовки русские напали на нашу пехотную охрану, которая отразила атаку тяжелым пулеметным огнем. Некоторым русским удалось проникнуть в город и, чтобы вызвать панику, поджечь несколько домов. Большего добиться они не смогли. Они были вынуждены отступить…».

Эберхард и его сослуживцы не знали имена этих разведчиков-героев, а нам они известны благодаря работе поисковиков СОШ №1 поселка Дубровка под руководством учительницы истории Т.Г. Жуковой. В архиве местного историка – исследователя Николая Яковлевича Гееца ребята нашли уникальную запись воспоминаний очевидца этого боя Александра Афанасьевича Кротова, увы, уже ушедшего из жизни: «Во время войны я жил с родителями на улице Красной (ныне Ленина). В конце августа, когда наши войска были за Десной, поздно вечером началась стрельба на окраине поселка, недалеко от конца нашей улицы. Стрельба усилилась, когда от центра поселка и железнодорожной станции к месту боя прибыла немецкая пехота. В поселке находилось много техники, машин, мотоциклы, бронемашины. Из-за Десны по станции открыла огонь наша артиллерия. Загорелся пакгауз. Стрельба из автоматов и пулеметов была слышна на окраине около часа. А потом выстрелы все реже стали слышны на поле (в районе нынешнего первого микрорайона) и стихли совсем».

В материалах 11 отдела Архива МО по учету безвозвратных потерь названы имена разведчиков 279 сд, пропавших без вести под Дубровкой 24 августа 1941 года: Лури Константин Владимирович, лейтенант, командир разведотряда, Матусов Олег Леонидович, лейтенант, командир взвода, Коршунов Александр Иванович, Ковлягин Павел Фролович, Ликанов Анатолий Васильевич, Лазарев Александр Иванович, Голубев Вениамин Константинович, Родин Федор Григорьевич, Рачеев Владимир Александрович, Варюхин Николай Сергеевич, Давыдов Федор Иванович, Алексеев Алексей Дмитриевич, Ляпин Виктор Георгиевич, сержант, командир отделения, Новиков Владимир Михайлович, сержант, Макаров Павел Васильевич.

28 августа 2010 г. на месте гибели мужа побывала вдова Константина Лури со своей дочерью и внуками. Если бы она могла прочитать дневник немецкого солдата, то, наверное, еще больше гордилась бы мужем и его боевыми товарищами. Много страху нагнали они на немецких солдат, прежде чем героически отдали свои жизни за Родину!

26 августа 1941 г. захватчиков ждало новое испытание: «Сейчас около 12.25. Русские самолеты-бомбардировщики пролетают над нами в бреющем полете и стреляют из всех стволов. Их сопровождает самолет-истребитель. Мы бросаемся на землю… Со всех сторон сильный огонь, земля позади меня фонтаном рассыпается вверх, на высоту 2-3 метра. На самоходном противотанковом орудии лежат покрывала и брезент, двухсантиметровая подрывная граната прошла насквозь. Другая двухсантиметровая подрывная граната попала в деревянный крест, стоящий примерно в 4 метрах позади меня. Господь был со мной милостив… Медленно мы снова приходим в себя. Я сам до сих пор никогда не переживал подобной атаки…».

Описание боев в дневнике, посвященном в основном быту и повседневным делам солдата, говорит о том, что они оказали на Эберхарда сильное впечатление. С каждым разом он все больше убеждается в том, что война будет тяжелой и кровопролитной.

Дневник Эберхарда фон Ханкследена пусть и опосредованно, но дает нам представление о тяжелейшем положении, в котором оказались бойцы и командиры Красной Армии в первый год Великой Отечественной. Довольно часто он пишет о том, что в плен захвачены советские воины. При этом отмечает: «Русские должны быть сильные, так как уже несколько дней, даже недель кольцо вокруг них сужается все сильнее и сильнее. Оба русских, которые сдались в плен этой ночью, переплыли реку. Уже пять дней они не получали продовольствия». Через несколько дней новая запись: «Пять русских военнопленных идут нам навстречу, дают понять, что они военнопленные… Больше двух дней они ничего не ели. Жители деревни дают им немного еды. В это время я проверяю их вещи».

В немецкой армии все было по-другому. На ужин «какао, приготовленное на молоке, к нему хрустящие хлебцы, свежее масло, жареная телятина, пакетик сыра, кусочек сахара, изюм и каждому по 10 сигарет. Я выпиваю много чашек, съедаю хлебцы с маслом…».

Практически на каждой странице автор перечисляет то, что они ели. 29 июля 1941 г. записывает в дневник: «На обед дают гороховый суп, на ужин пиво, кроме того, чай и пудинг, хлеб, масло, жаркое (телятина), сыр и по 20 египетских сигарет каждому».

Некоторые страницы дневника просто поражают: «Сейчас 19.00 вечера, солнце уже село, на огне стоит сковорода, в ней тушится картофель. Стол богат. Везде в кустарнике такая же картина. Играет граммофон, некоторые солдаты сидят за деревянными столами, играют в карты «скат», пишут письма, читают газеты или журналы. Другие играют «17 и 4», стоят в кучках и беседуют, а на деревьях стрекочут сверчки». Просто идиллия! А если еще учесть, что агрессоры «одалживали» у местных жителей мед, молоко, яйца и другие продукты, то станет очевидна огромная разница в положении советских бойцов и немецких захватчиков в первые месяцы войны. И даже в этих неравных условиях наши воины били врага и побеждали!

В сентябре 1941 г. войска 29-ой моторизованной пехотной дивизии «Фальке» повернули на Украину. Первое впечатление от украинских деревень благоприятно: «Жители… выглядят дружелюбнее, чем русские. И по большей части одеты поприличней, особенно молодые девушки. У них бодрые и свежие лица. Чаще всего пожилые женщины стоят с детьми на руках». Но во всем остальном солдат вермахта ждали новые испытания. Бои становились все тяжелее, сопротивление Красной Армии – ожесточеннее. Все больше страниц дневника посвящено описанию сражений. Все чаще автор задает себе вопрос: вернусь ли я домой живым и невредимым?

На Украине произошла у Эберхарда интересная встреча, прочитать о которой было бы особенно интересно современным учителям. Он познакомился с преподавателем математики, таким же школьным учителем, каким и сам был до войны. Встреча так поразила Эберхарда, что он записал не только имя и фамилию учителя – Семен Журило – но и его местожительство. Предыдущие встречи с местным населением оставили не самые приятные воспоминания, поэтому красивый дом учителя, цветы в палисаднике, и особенно познания в математике поразили автора дневника. Он записывает все формулы, которые предложил назвать Семену Журило, задачи, которые тот решил, и потом констатирует: «Я поражен его познаниями». В дневнике подробно описывается обычная деревенская школа в Советском Союзе: «Она состоит из 16 классов с 620 учениками и 18 преподавателями (1940 – 1941 г.г.). Физкультура и рисование изучаются только с 1-го по 4-й класс. В остальном: русский язык, украинский язык, немецкий язык (читать и писать, но не говорят и не понимают), математика, физика, химия, география, история, биология. Черчение, астрономия в 10-м классе».

Зарплата учителя тоже не оставила Эберхарда равнодушным. Он не может понять, как преподаватель с 25-летним стажем может получать 427 рублей в месяц, если, например, «пальто (простое), стоит 400 рублей, хорошего качества – 1000-1500 рублей, костюм (средненький) – 250 рублей, а хорошего качества – 1000 рублей». Жаль, но и сейчас многое в белорусской школе  по-прежнему удивило бы немецкого педагога!

Наверное, Эберхарду фон Ханкследену «повезло», что он заболел дифтерией и в 1942 г. был отправлен обратно в Германию, тогда как его часть пошла дальше на Сталинград. Повезло и нам, что его дневник уцелел в огне войны, не был уничтожен автором в мирное время и в неизменном виде дошел до наших дней. Повезло, что наступила перестройка, и мы можем прочитать воспоминания и дневники не только советских и германских генералов, но и рядовых той ужасной войны. В Германии уже опубликовано 9 военных солдатских дневников, в Беларуси пока – только один. В архиве Исторической мастерской в Минске хранятся еще два дневника солдат вермахта, которые ждут своего исследователя и издателя.

Все дальше уходит от нас война. Все меньше живых ее свидетелей. Но такие дневники, по словам сына Эберхарда Рюдигера Ханкследена, «позволяют изменить представление о войне в России не в плане ужасов, которые связаны с войной, это как раз было не новым, а в плане постоянного переплетения нападения, страха, ожидания, скуки, излишнего перенапряжения, абсурдных и опрометчивых приказов, нелепых случайностей, ежедневной рутины – и в то же время дружеских встреч с мирным населением, небольших меновых сделок, ознакомления с совершенно отличающимся отношением к жизни и труду и взаимного оказания помощи».

Для российских читателей некоторые страницы тоже окажутся неожиданными (описание быта немецких солдат на войне, отношение с местным населением, пленение и трофеи русских), но большинство из них вызовут гордость за свой народ, который в тяжелейших условиях войны не сломался, выстоял и победил!

Хотелось бы, чтобы книга, изданная в Беларуси, нашла своих читателей и в России. Ведь она еще раз подчеркивает, что без общих страданий, бед и сражений не было бы нашей общей Победы. Особенно нельзя забывать об этом молодым читателям, которым в первую очередь и адресован дневник Эберхарда фон Ханкследена.


Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.


© Рославльская правда 2012.
Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции.
При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.
За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.

Хостинг от SpaceWeb Яндекс.Метрика