Вторник, 25 апреля 2017

Рославльский драгунский шквадрон

Категория: Краеведение
Обновлено 17.07.2012 Автор: Светлана КУРЦАПОВА

Прошло больше 300 лет с тех пор, как Петр I повелел из смоленской шляхты сформировать «для всегдашней пограничной предосторожности и содержания форпостов и других пограничных надобностей» Рославльский драгунский шквадрон. Высочайшая воля была немедленно приведена в исполнение и 28 июля 1708 года в рядах русской армии начало свое существование новое войско, получившее наименование «Рославский» по месту своего расквартирования в городе Рославле.

В 1700 г. царь Петр Великий, задумав вернуть берега Балтийского моря, заключил союз с Данией и Польшей и объявил войну шведскому королю Карлу XII. России грозил враг опасный, прославившийся своими победами, искусством и мужеством. Петр Великий, прекрасно сознавая всю важность наступавшей минуты, деятельно готовился к ней. Он спешил увеличить численность своих войск и привести в порядок оборонительные средства западной границы.

Предвидя возможность завоевательного похода Карла XII на Москву через Смоленщину, Петр находил, что «рубежи наши зело голы, а наипаче всего конницею» и задумал поручить ее охрану местным жителям. Для чего в 1706 году повелел строить засечную линию от Смоленска до Брянска через Рославль, перекопать дороги, разобрать и приготовить жителям Смоленского княжества ружья, ножи, рогатины, а населению приказал быть готовым для караулов и обороны.

Смоленская шляхта, заняв пограничные селения, держала разъезды и караулы, а позднее, по вступлении шведов в княжество Смоленское, беспрерывно тревожила шведские войска своими партизанскими действиями. Эти действия служили смоленской шляхте и регулярным войскам русской армии как бы подготовительной практической школой войны, в которой им предстояло встретиться с регулярными силами одной из лучших европейских армий того времени.

В это время Государь повелел из смоленской шляхты сформировать в городе Рославле «для всегдашней предосторожности и содержания форпостов и других пограничных же надобностей, Рославский драгунский Шквадрон» в составе пяти фузелерных рот. На формирование шквадрона поступило 598 шляхетских рейтарских драгунских детей и недорослей, имевших за собою поместья в Смоленской губернии.

Командиром шквадрона был назначен смоленской шляхты подполковник Михаил Фадеевич Челишев, в 1711 г. произведенный в полковники и имевший, как и другие чины шквадрона, около Смоленска вотчины: 68 дворов и 280 душ крестьян в Смоленском и Рославльском уездах.

На формирование шквадрона поступили: капитан Курош, Коптев, поручики Маликов, Мартынов, Буйный, Курош, Сурменев и прапорщики: Свечин, Гаврилов, Татаринов и Телесников.

Шквадрон, хотя и был учрежден по образцу драгунских полевых полков, но в штатное число войск не входил, и служившие в нем шляхтичи довольствовались своими поместными окладами.

Только в 1713 году Высочайшим указом было повелено Смоленскому гарнизонному комиссару выдавать чинам шквадрона оклады жалованья в год:

1-му полковнику – 150 рублей,

1-му подполковнику – 75,

1-му майору – 70,

4-м капитанам по 50 рублей,

5-ти поручикам по 40,

5-ти прапорщикам по 25,

фельдшеру, кузнецу, плотнику, профосу, слесарю, коновалу по 5 рублей,

денщику – 4,

седельнику – 3 рубля.

Остальные нижние чины жалованья не получали, им полагался только провиант: ¾ муки, 1 ½ четверика крупы и 24 фунта соли в год на человека. Более или менее своевременная выдача жалованья чинам шквадрона производилась до 1724 года. В дальнейшее время она производилась очень редко.

Вооружение, обмундирование и снаряжение было присвоено драгунское. По наружному виду офицеры отличались от нижних чинов лишь вызолоченными пуговицами, узким золотым галуном, оторачивающим треугольную шляпу и края портупеи, да медными шпорами, вместо железных.

Хороши были трубачи: им даны были длинные медные трубы, украшенные суконными завесами, на которых было священное изображение лика Божьей Матери Одигитрии-путеводительницы «смоленцев». Впереди трубачей ехали в ряд конные барабанщики, а во главе их литаврщики в кафтане, обложенном по бортам тесьмою трех цветов – белого, синего и красного; он вез латунные литавры, украшенные завесами с золотым галуном и длинной бахромой.

Чины шквадрона, набираемые из числа служащих, детей, внуков и недорослей смоленского шляхетского дворянского сословия, богатого военными традициями предков, землевладельцы, они с первого дня существования шквадрона были связаны не только обязанностями службы. Шквадрон удерживал близкую связь с родиной и сохранял свое достоинство и сословную сплоченность.

Служившие в Рославльском шквадроне смоленские шляхтичи, так и их потомки, кроме повинности государственной службы, охотно несли и другую почетную повинность – церковную. Много церквей в Смоленской епархии построено было чинами Рославльского шквадрона. Полковником М.Ф.Челищевым в 1713 году была построена церковь во имя Св. Николая Чудотворца в Бельском уезде, там же в 1761 году его сестра построила церковь во имя Св. Сергия Радонежского. В Бельском уезде были построены церкви полковниками А. Лыкошиным и А.О.Броневским, поручиком Д.И.Воеводским, в Ельнинском уезде с. Кучерово - полковником П.Д. Верховским, в Духовщинском уезде полковником М.С.Тумило-Денисовичем.

Срок службы для нижних чинов, так и для офицеров до 1736 года не был определен. Увольняли от службы только за старостью, увечьем, неспособностью или по особенной протекции; таким образом, офицер и рядовой, находившиеся в одних условиях, были близки друг к другу. Более всего это наблюдалось в шквадроне, где среди рядовых было много дворян, несших пожизненную службу в низших чинах.

В 1709 году шквадрону была пожалована икона, а в числе срочных аммуничных вещей прислано из оружейной палаты сроком на 5 лет 5 знамен (по числу рот): одно белое и четыре цветных. Знамена были шелковые, 2 аршина 15 вершков в ширину и 2 аршина 12 вершков в длину (аршин = 16 вершков, вершок = 4,5 см), и укреплены на пятиаршинных синих древках.

На полотне знамен были изображены две пальмовые ветви, между ними золотое продолговатое кольцо, внутри которого находилась выходящая из облаков рука с обнаженным мечом. Внизу, под переплетом ветвей, крест ордена Св. Андрея Первозванного и кругом золотая бахрома.

При формировании полков, до 1711 года не было установлено никаких правил относительно обмундирования и вооружения их. Полковые командиры руководствовались собственными соображениями, применительно к обмундированию гвардейских полков, и нередко в одном и том же встречалось разнообразие не только в цвете сукна, но и в форме одежды, особенно в вооружении.

Особое внимание было обращено на обучение. Нижние чины обучались ежедневно, за исключением праздников, по артикулу, заимствованному из иностранных уставов.

Петр Великий каждый год лично осматривал части, поощрял способности и строго преследовал нерадение. Личному надзору царя русская армия более всего была обязана своими успехами в деле обучения. Заботы Петра не ограничивались одним учреждением регулярной армии и ее обучением. Он обратил внимание и на хозяйственную часть нового войска.

Наименование свое «Рославский» шквадрон получил по месту своего расквартирования. Со времени основания Рославль несколько раз переходил в руки то поляков, то русских и окончательно стал русским только к концу XVII века. Отойдя под власть православного государя, Рославль с уездом, конечно, подчинился всем порядкам, какие были установлены в русском государстве.

В Рославле, на Дубининской улице (ныне улица им. Глинки – Авт.) долго оставался большой деревянный дом, носивший название «штатнаго» и построенный во исполнение сенатского распоряжения. В 1724 году сенат приказал «в средине полка устроить двор для квартирования штаба и для других шквадронных надобностей».

Положено было «построить слободы, в которых сделать: сержантам каждому по избе, причем унтер-офицерам двоим одна, рядовым троим одна-же, и ставить в тех слободах не меньше капралства и не больше роты; в каждой роте сделать обер-офицерам двор, в котором было бы две избы – офицерам с сенями и одна изба людям; также в средине полка сделать штабу двор в восемь изб и при том дворе шпиталь; строить полками, а где полков не будет – крестьянами и посадскими людьми и разночинцами, которые в подушный сбор положены».

При учреждении штабных дворов для вечных квартир армейских частей имелись намерения: «чтобы всех солдат, по крайней мере желающих, поженить; чтоб во время походов жены оставались при тех дворах, получали от казны на свое и детей своих пропитание, пайки; чтоб в каждом были швальни для постройки мундиров, палаток и всей прочей амуниции и чтобы в работе той упражнены были те же жены; чтоб в каждом учреждена была для детей их школа, в которой сверх обучения грамоте преподавались военные правила; чтоб убылые в полку том, пока дети их не придут в возраст, дополнялись рекрутами из той губернии, в которой находился двор тот».

Шквадрон, как было сказано выше, был расквартирован особыми слободами, в каждой из них размещалось не менее капралства и не более роты; рота от роты находилась на расстоянии 10 верст. Но так как шквадрон охранял границы государства, то был разбросан на протяжении более 300 верст. На офицеров были возложены полицейские обязанности в уездах и присвоена судебная власть. Шквадронное начальство должно было смотреть, чтобы жители не бежали с мест приписки, чтобы никто не укрывал беглых. Надлежало преследовать воровство и разбой, ловить беглых солдат и помогать лесничим.

В 1715 году в шквадроне произошла перемена в численности людей. Был утвержден штат «Рославскаго драгунскаго шквадрона» в 760 человек, на самом же деле в шквадроне состояло нижних чинов 621 человек.

В Рославле при штабе шквадрона для «окарауливания знамен», арестованных и шквадронного имущества находилось 4 унтер-офицера и 23 рядовых. Для подушной переписи крестьян, собирания штрафных денег, приема рекрут - 1 капитан, 43 рядовых, 2 нестроевых и 1 денщик.

С 1708 г., т.е. с первых дней формирования, шквадрон начал свое боевое поприще. Действовали малою войной, поисками и набегами, имевшими целью тревожить шведов. Неприятель платил тем же, и взаимные набеги продолжались с обеих сторон.

В июне Карл XII двинулся к Могилеву, где на целый месяц засел на рубеже Смоленской области. Берега Днепра сделались театром малой войны; кавалерия следила за каждым шагом шведов и нередко вступала в перестрелки.

В сентябре шведская армия направилась в Украину, а войска, расположенные в Смоленской области, частью обратились против спешившего на присоединение к Карлу Левенгаупта, а частью обогнали и перегнали шведов, и заняли Стародуб. После поражения Левенгаупта при д. Лесной, военные действия Рославльского шквадрона закончились.

В 1724 году правительство предписало Рославльский драгунский шквадрон упразднить, людей его составляющих, разместить по полкам, а шквадронного начальника полковника Челищева определить к Воронежскому гарнизону. Но Челищеву не хотелось лишиться доходного места и оставить без надзора свои обширные поместья в Рославльском уезде, а потому он стал хлопотать об отмене указанного распоряжения. Долго и упорно хлопотал Челищев. Благодаря содействию «милостивцев», корыстные хлопоты полковника увенчались успехом, и, несмотря на обременительность шквадронной службы для мелкопоместного шляхетства, с середины 1725 года существование Рославльского шквадрона продолжалось по-прежнему.

28 января 1725 года не стало мудрого преобразователя России: умер император Петр I.

В память смерти государя, офицерам были розданы золотые медали, на одной стороне которой был портрет государя с надписью: Петр Великий, Император и Самодержец Всероссийский, родился 30 мая 1672 года, а на другой представлена вечность, возносящая на небо Императора. Для роздачи всем унтер-офицерам и солдатам выбиты серебряные медали различной величины.

В царствование Екатерины I сенат предложил сократить расходы на армию и уменьшить число войск, почему с 1725 года Рославльский драгунский шквадрон, не переставая существовать в том же составе, перешел на полное иждивение смоленского дворянства и в таком состоянии находился сорок лет до 1765 года.

Рославльскому драгунскому шквадрону было приказано по государственной границе в Смоленской губернии содержать форпосты, по пять драгун при одном капрале, а караульным офицерам, кроме прямой службы, вменялось в обязанность не допускать римских ксендзов из Польши и Литвы в Россию, а смоленской шляхте, без указа или паспортов не разрешать пересекать границу.

Кроме пограничной службы шквадрону приходилось нести еще таможенную службу на заставах и полицейскую, направленную к поимке разбойников и беглых крестьян. При сборе податей и подушных, драгуны посылались в деревни на экзекуцию до внесения следуемой суммы.

Бессменная стоянка на форпостах и связанные со службой невзгоды неблагоприятно отозвались на материальной стороне шквадрона. Кроме этого чины шквадрона с 1713 по 1733 года не получали ни жалования, ни фуража на лошадей. Все это вынудило полковника Челищева, капитанов Буйного, Куроша, Коптева, поручиков Свечина, Телеснина, Куроша и полкового писаря Босятина подать на имя императрицы Анны Иоанновны прошение о выдаче им за это время жалованья и денег на содержание лошадей. Однако эта просьба не была уважена.

В 1731 году по новому штату Рославльский шквадрон было приказано приравнять к составу, положенному для Московского гарнизонного шквадрона, а именно: для мирного времени оставить 481 человека и в военное – 541.

На жалованье было выделено 2673 руб. 62 коп.

на медикаменты – 45 руб. 26 коп.

на госпиталь – 9 руб. 79 коп.

на постройку мундирной одежды – 1500 руб. 48 коп.

на амуницию – 996 руб. 97 коп.

на провиант и соль – 2193 руб.

штаб-, обер- и унтер-офицерам рационы – 179 руб. 55 коп.

на покупку лошадей – 517 руб.

на фураж – 1473 руб. 45 коп.

итого – 9589 руб. 12 коп.

В июле 1733 года командир шквадрона, полковник Челищев умер, а вместо него несколько лет исполнял обязанности капитан Иван Курош, впоследствии секунд-майор, командовавший шквадроном до 1742 года.

В царствование императрицы Анны Иоанновны Рославльскому шквадрону пришлось принять участие в тогдашних войнах с Польшей и Турцией.

Во время первой из войн русские войска 31 июля 1733 года перешли границу и двинулись к Варшаве. 23 ноября Рославльский шквадрон из мест своего постоянного квартирования был отправлен в Литву, в распоряжение генерала-майора князя Репина. В составе шквадрона числилось: 1 полковник, 1 полковой писарь, 3 капитана, 5 поручиков, 1 прапорщик, 5 квартермистров, 6 вахмистров, 5 каптенармусов, 5 подпрапорщиков, 20 капралов, 9 барабанщиков, 5 гобоистов, 2 трубача, 1 литаврщик, 376 рядовых и 29 нестроевых. Строевых лошадей было очень мало, да и те были в самом неудовлетворительном состоянии. Тогда в начале 1734 года из разных драгунских полков в шквадрон прислали 259 лошадей и чинами шквадрона было приобретено 104 лошади. Вооружение, снаряжение и одежда нижних чинов были не в лучшем состоянии.

При отправлении в Литву, шквадрону выдали из «воинских» сумм провианта на полмесяца, по цене за муку 83 руб. 86 коп. и за крупу 5 р. 87 к. На другую половину месяца – за муку и крупу деньгами 89 р. 73 к. и овса 131 четверть по цене 45 коп. четверть. Всего содержание шквадрона за время стоянки в Литве в течение 2,5 лет обошлось казне в 11883 рубля. За это время шквадрон нес охранную службу на границе от Витебска до Быхова. При этом чинам шквадрона нередко приходилось участвовать в стычках с польскими войсками, особенно с жолнерами (польские ратники), после которых «Рославцы» нередко возвращались с добычей в виде отбитых лошадей, в которых очень нуждались.

29 марта 1736 года Рославльский шквадрон был отправлен в Смоленск, куда прибыл в первых числах апреля. О состоянии шквадрона мы можем судить из донесения смоленского губернатора Бутурлина: «люди не получали жалованья к тому ж за долговременным бытии их в Польше отлучкою и за отдалением от своих домов, не имея к своему удовольству на содержание себя потребного иждивения в крайнем недостаточестве, еще ж у которых имеются лошади, те весьма от дали его марширования выбиты, а другие и безлошадны, за чем оный шквадрон к употреблению в службу в в неспособном состоянии находится», почему находит шквадрон в его настоящем виде решительно неспособным к охране форпостов и вообще к какой бы то ни было службе. Губернатор просил разрешить всех чинов шквадрона отпустить по домам на срок от одного до полутора месяцев, чтобы дома они смогли поправить своих лошадей, а у кого их нет, достать и исполнить прочие свои нужды. Не успели чины шквадрона отправиться домой, как началась война с Турцией и Рославльскому шквадрону было поручено содержание форпостов по реке Днепру, от г. Василькова до Кременчуга. 12 мая 1736 года шквадрону было приказано отправиться к Киеву, что не так было легко исполнить из-за недостаточного количества лошадей.

Началась обычная переписка. Губернатор Бутурлин писал донесения в военную коллегию, из Петербурга следовали распоряжения выслать в Киев тех драгун, у которых есть лошади, а безлошадным дать казенных. Губернатор выдумывал разные предлоги для отсрочек, якобы купить лошадей нет возможности. Да и снаряжение было ветхое. Переписка очень затянулась и только в ноябре 1738 года в шквадрон были высланы из Тульского оружейного завода и других драгунских полков 190 фузей (русское военное дульнозарядное ружье с кремневым замком), 90 пар пистолетов и другая амуниция. А на содержание отпускались деньги в очень ограниченном количестве.

По случаю окончания войны шквадрон в ноябре 1737 года возвратился в Смоленск и, приведя себя в порядок, занял для охраны линию форпостов на границе Польши на протяжении 95 верст.

Содержание караулов на польской границе целые 10 лет, без пособия от казны, было очень обременительно шляхтичам, и несение такого рода службы отразилось на их благосостоянии, так как все их имущество заключалось в одной земле и которую, не имея крестьян, обрабатывали сами. От постоянных неурожаев дома их опустели, сами пришли в крайнюю бедность. Все пришло в ветхость и негодность. Состоятельные шляхтичи, имея достаточные средства, на службу не являлись, а, глядя на них, и служащие под разными предлогами старались уклоняться от кордонной службы.

Так проходили месяцы и годы. В результате тягостная служба шквадрона приносила пользы немного, а строевое образование и дисциплина падали ниже и ниже. На полицейской и пограничной службе драгуны почти не смотрели за своими лошадьми; мало обращали внимания на оружие, еще меньше на одежду. На некоторых постах шляхтичи драгуны несли службу даже без оружия.

Много нужно было воли и труда, чтобы выдерживать эту нескончаемую службу на страже русской земли.

За время с 1743 по 1765 г. командовали шквадроном последовательно: до 1749 года подполковник Андрей Апухтин, а после него полковник Демьян Лыкошин.

Екатерина II, разбирая челобитные поверенных шляхтичей Рославльского шквадрона, на одной из них собственноручно надписала: «Сенату, разсмотря, представить ко мне со мнением, на каком основании Рославский шквадрон рейтарский состоит, какую службу он отправляет, кто им ведает и сколько такого поместия рейтарскаго и кто оным владеет.», Екатерина». 15 апреля 1763 г.

Вследствие этой резолюции государыни, был написан доклад военной коллегии, по прочтении которого императрица повелела, чтобы отправляемую смоленской шляхтой службу, как бесполезную для государства, так и для самого шляхетства, отменить и уничтожить навсегда; штаб- и обер-офицерским чинам выдать указы об отставке с понижением чина, так как их службу нельзя сравнить с общей армейской службой.

А так как граница смоленской губернии лишалась охраны, то взамен Рославльского шквадрона 8 января 1765 года было высочайше повелено смоленскому генерал-губернатору гр. Фермору сформировать штатный полк под названием Смоленский ландмилицкий конный. Все рейтарские дачи и населенные имения в Рославльском уезде, с которых рейтары отправляли службу, обратить в казну и собирать с них сверх подушных денег, по 1 рублю с души для содержания ландмилицкого полка.

Вот так в 1765 году закончил свою службу Рославльский драгунский шквадрон, позднее преобразованный в известный в русской армии 3-й Смоленский уланский полк. Но это уже будет совсем другая история.

 

Литература

1. Годунов В.И., Королев А. Н. История 3-го Уланского Смоленского императора Александра III полка 1708-1908 г. Либава, 1908. стр. 16-31.

2. Ракочевский С.С. Опыт собрания исторических записок о городе Рославле. – Рославль, 1885. стр. 135-136.

3. Федоров Б.Г. Смоленская шляхта. Т. I. – М.: Русское экономическое общество, 2006. стр. 470-487.


Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.


© Рославльская правда 2012.
Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции.
При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.
За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.

Хостинг от SpaceWeb Яндекс.Метрика