Суббота, 01 октября 2016

"И больно подумать, что все это было..."

Категория: Разное
Обновлено 30.10.2014 Автор: Инна Корнева, председатель Рославльского отделения Смоленского общества жертв политических репрессий

«И больно подумать, что все это было
Не где-то, не в землях неведомых мне,
А в нашей, издревле в сказаниях воспетой,
Великой, отравленной страхом стране».
С.Машков. Поэма «Страх».
Для чего мы десятилетиями вспоминаем о том страшном времени? Или это наш долг – передавать свою память следующим за нами? Но по-прежнему полнейшее непонимание случившегося…
Уничтожались целые слои и сословия нашего народа: ликвидировано казачество, «раскулачено» крестьянство, политическим преследованиям подверглась интеллигенция, рабочие, военные, представители всех религиозных конфессий.

Пройдут еще десятилетия, все архивы будут подняты, но останется, как и теперь, тот же страшный вопрос: «За что?» И опять грядет очередная дата – 30 октября 2014 г. - День памяти о миллионах искалеченных судеб, о тысяче тысяч расстрелянных без суда и следствия…
«Их колонны длинные, их шеренги тесные,
Да пропустят ангелы в Царство их небесное».
Клеймо «врага народа» и их пособников (включая жен и детей) легло на целые семьи. Напоминаю, что эта дата еще в 1974 году была установлена самими политзаключенными в лагерях Гулага. И лишь 18 октября 1991 года Верховный Совет России внес его в государственный календарь под названием «День памяти жертв политических репрессий».
Просматривая статьи, свои записи, фотографии различные материалы, попытаюсь оживить некоторые события этих лет (1995-2014). А началось все со знакомства с А.П. Макаровым (Царство ему Небесное), милым, славным Сашей, так рано ушедшим из жизни. Это он вдохновил меня на создание общества «Мемориал», вручив пачку газет со списками реабилитированных, это Саша писал первые статьи в «Рославльскую правду» о создании общества и его работе («Куда нести печаль свою?», «Место встречи изменить нельзя», «О безвинных врагах», Память вечно храним!).
Впрочем меня и агитировать не стоило – я этим жила с 1989 г. Еще в Таганроге до приезда в Рославль в 1994г. я была председателем общества «Мемориал».
Помнится, на первом заседании в выставочном зале было довольно много народа. Но, к сожалению, как и в Таганроге, большинство участников интересовали больше материальные льготы, к которым создаваемое общество не имело никакого отношения. Целью же общества «Мемориал» было установление мемориальной доски, сбор документов, писем, воспоминаний о близких, проведение дней памяти, выставок и т.д.
Первая выставка памяти репрессированных была организована в краеведческом музее в ноябре 1995 года. К этому времени уже была установлена и освещена мемориальная доска на тюремном замке. Прошла первая панихида памяти жертв репрессий, а рославльское отделение стало полноправным филиалом Смоленского общества жертв политических репрессий.
На выставке, кроме приглашенных детей «Врагов народа», работников музея, библиотек присутствовали председатель Смоленского общества «Мемориал» А.М. Зелинский и член правления поэт С.М. Машков, прочитавший несколько глав из своей поэмы «Страх».
Было представлено много подлинных документов того страшного времени, различные фотографии и большая карта СССР под названием «Архипелаг Гулаг», усыпанная черными точками – тысячами лагерей. «Это первая такая выставка на Смоленщине, - сказал А.М. Зелинский. – По карте, экспонатам можно увидеть, что вся наша страна была большим лагерем». Мне вспоминалась еще одна выставка в краеведческом музее, в работе которой я принимала участие. Это была передвижная выставка «Смоляне – узники Гулага» из фондов Катынского музея под названием. Рославльский музей дополнил эту выставку своими материалами. Выставку посетило много людей, состоялась встреча рославльского колледжа современных технологий с членом Союза художников России Н.Н. Шумковым, автором фотографий магаданских лагерей, и с И.Б. Корнеевой.
Яркое событие в истории репрессий Смоленщины – издание в Смоленске книг «По праву памяти». В первом томе, изданном в 2000 году, содержится 8150  фамилий  приговоренных к расстрелу. Эта книга – плод многолетнего труда А.А. Забелина (сына репрессированных). В том томе – имена более шестисот страдальцев, связанных с рославльским районом: колхозников, рабочих, священников, учителей, врачей. Презентация «По праву  памяти» состоялась в городской библиотеке. Карта Гулага Рославльского района составленная мною по книге памяти вместила лишь половину населенных пунктов. Карта усеяна черными точками, словно «заразными мухами» (А. Солженицын). За каждой точкой – расстрел невинных людей. Со дня открытия Казанско-Пятницкого храма в День памяти жертв политических репрессий эта карта вывешивается для всеобщего обозрения в храме.
Начиная с 2003 года, были изданы последующие тома книг «По праву памяти». В них включены имена тех, кому были применены различные меры наказания, кроме расстрела.
«Имена же их, Ты, Господи, сам веси».
Память возвращает меня к очень важному событию, - о котором нельзя забывать… «Дело офицеров царской армии в Рославле (дело № 187376074-С, начато 6.06 - 20.07.1938 г.)
1997 год. Из далекой Сибири приходит письмо от Н. Авиловой, уроженки г. Рославля, дочери расстрелянного в 1938 году учителя Хорошовской средней школы, в прошлом офицера Гусарского полка поручика Гайдамакова П.Е.,  уроженца д. Малаховка Рославльского района, 1891 г. рождения. Он был арестован и расстрелян в числе других 76 офицеров. Автор письма выразила надежду, что список жертв будет опубликован в газете «Рославльская правда» и «даст Бог кто-нибудь из детей или внуков тех загубленных офицеров откликнется».
«Рославльская правда» опубликовала этот список, и мы получили несколько откликов от читателей газеты, в том числе от постоянного внештатного корреспондента А.С. Панасенко. Его статья вышла под названием «О троих из списка расстрелянных и не только о них». Оказалось, что сестра Панасенко очень хорошо знала троих из этого списка - работников просвещения. Невозможно не обратить внимания на одну страшную деталь: этим офицерам, поручикам, подпоручикам - в мирной жизни учителям, адвокатам, бухгалтерам, экономистам и просто рабочим - дали прожить еще более двадцати лет, создать семьи, а затем придумать «дело офицеров» и уничтожить, как стадо баранов. К сожалению, это «дело» так и не изучено исследователями.
В последние годы частенько звучат призывы не заострять внимания молодежи на трагедии нашей страны. Но репрессиям нет оправдания и молодежь должна знать об этом.
Никто, кроме нас самих, не воспитает у юных, еще не знающих жизни, уважение к закону, уважение к ценности человеческой жизни. Мы много внимания уделяем борьбе с фальсификацией нашей истории. И зачастую считаем, что речь идет только о недопустимости пересмотра результатов Великой Отечественной войны. Но не менее важно не допустить под видом восстановления исторической справедливости оправдания тех, кто уничтожал свой народ. Принять свое прошлое таким, какое оно есть – в этом зрелость гражданской позиции.
В этом году 30 октября 2014 г. в 14 часов мы в двадцатый раз отмечаем эту печально-торжественную дату – День памяти жертв политических репрессий. В Казанско-Пятницкой церкви и у памятной доски пройдут молебны и митинг, будут возложены цветы. Знаю, что пострадавших от репрессий детей «врагов народа», вчерашних изгоев придет очень мало: многие ушли в мир иной, а большинству оставшихся трудно добираться, двигаться  сил нет.
«Октябрьская погода,
Листья кружатся, летят…
Дети «врагов народа»
В детство свое глядят.
Где оно детство, где оно?
Не разглядеть ничего!
Сделано дело, сделано,
Не переделать его!»
И снова – незабываемые воспоминания об одной встрече… Год 2005. Автобусная остановка в центре города. На меня упорно смотрит совершенно незнакомая, очень старая, изможденная женщина. Неожиданно она подходит ко мне, называет по имени-отчеству и просит выслушать ее. Мы проходим в горпарк и садимся на скамью. Не называя себя, своего местожительства (она просит меня ни о чем не спрашивать), женщина сквозь скупые слезы рассказала о своем страшном прошлом. В далеком детстве у нее были арестованы отец и мать. От голода и холода умер младший братишка и сестра, а ее и другого брата поместили в спецдетдом для детей «врагов народа». Она выжила, как-то устроилась, появилась семья. Каждый год 30 октября она бывает вблизи памятника, слушает молебен, но близко не подходит: удерживает постоянный страх, кажется, что приедет черный воронок и заберет всех собравшихся у памятника…
Я крепко сжала ее руку, не в силах произнести хоть слово, а женщина вдруг молниеносно встала и… исчезла, как призрак…
Страшно за общество, за народ, в котором такое возможно…
Я не была одинока в своих попытках сделать что-то нужное для памяти жертв политических репрессии: в проведении встреч со школьниками, студентами, организации выставок, реставрации, ремонте памятника и других мероприятий. Мне помогало немало уважаемых людей. Моя глубокая признательность и благодарность Татьяне Алексеевне Сидоровой, руководителю музея истории ОАО «РВРЗ», Евстафьевой Евгении Витальевне – пенсионерке, Неле Михайловне Самсоновой – пенсионерке, Николаю Алексеевичу Игнатову – пенсионеру, Татьяне Анатольевне Фомкиной, учителю музыки школы №1, Ольге Олеговне Врублевской - зав. библиотекой №38, Ирине Николаевне Подгурской – преподавателю техникума, главе администрации МО «Рославльский район» Валерию Михайловичу Новикову, специалисту комитета по строительству Татьяне Викторовне Васильевой, рабочим ООО «Горстрой». И отдельно: архимандриту Сергию, протоиерею Михаилу Гольцману, протоиерею Иакову Кушнеру, священнику Андрею Фёдорову.
Кроме того, моя особая благодарность бывшему работнику музея «Катынь» Николаю Николаевичу Илькевичу, сотрудничество с которым дало мне возможность публиковать в катынских сборниках («Вестник», «Дорогами памяти») различные материалы. А как же не вспомнить моих ушедших помощников, столько сделавших для нашего общего дела: Ирину Михайловну Попелыш, Надежду Михайловну Бабанову, Сергея Михайловича Машкова, Александра Алексеевича Забелина, Виктора Османа. Да воздастся им всем, ушедшим за облака, к незримому свету звезд памятью и покоем!
А моя мечта (кстати, об этом мечтал и ушедший из жизни Сергей Сергеевич Иванов), чтобы когда-нибудь, хоть через много-много лет, тюремный замок – святое место в городе, был преобразован в музей, где бы организовывались выставки, различные встречи, связанные с памятью жертв репрессий и жертв фашистской оккупации, разместились мемориальные доски, проводились церковные службы. А входа лежал бы гранитный камень с надписью «Всем убиенным» (мечта А.П. Макарова) И только это может быть нашим всеобщим покаянием.
«Золотую свечу поминания
Светлым утром зажечь поспеши –
Это наше с тобой покаяние,
Покаяние оглохшей души».


Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.


© Рославльская правда 2012.
Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции.
При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна.
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.
За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.

Хостинг от SpaceWeb Яндекс.Метрика