Виражи судьбы генерала Белкина

Деятель советских спецслужб, генерал-лейтенант Михаил Ильич Белкин не мог и предположить в ходе своей блестяще начавшейся и многие годы продолжавшейся карьеры, в какой вираж вовлечет его судьба.
Впрочем, многие из советских военачальников испытали подобное – кто-то пережил многочисленные взлеты и падения, кто-то снова сумел взлететь по карьерной лестнице, кто-то не смог уцелеть, попав под жернова событий. Белкин остался жив, но жизнь его на склоне лет была совсем иной, чем в начале.
Михаил Ильич родился в Рославле в 1901 г. в семье заведующего лесным складом. Во время еврейского погрома 1905 г. его отец был сильно изувечен и, проболев, умер в 1910 г. А Миша Белкин, окончив в 1916 г. 5 классов заводской средней школы, стал учеником токаря на вагоностроительном заводе в Бежице (Брянской губернии).
Жил он в то время в семье мастера кузнечного цеха Николая Медведева, вместе с его сыновьями Александром и Дмитрием (впоследствии последний стал полковником госбезопасности, командиром партизанского отряда, Героем Советского Союза). Вместе с ними Михаил участвовал в Октябрьском перевороте в Бежице.
В 1918 г. Белкин, боец партизанского отряда и красногвардейского отряда на Кубани, служил в Красной Армии. События Гражданской войны перебрасывают его из одного конца страны в другой.
Он служит начальником конной разведки полка на Южном фронте, а с конца 1918 г. судьба связывает его с военной контрразведкой. В это время он становится сотрудником Военного контроля, затем особых отделов 16-й армии (1918-1919), 53-й пограничной дивизии на Западном фронте, 14-й армии.
С 1920 г. служба забрасывает его в родной город Рославль, где он работает следователем в уездной комиссии по борьбе с дезертирством (и уполномоченным уголовного розыска). Затем снова переезд – служба в особом отделе Юго-Западного фронта в Харькове и 4-м военно-контрольном пункте особого отдела (далее – ОО – ред.) того же фронта в Белгороде.
В 1921-1923 гг. его назначают сотрудником для поручений, оперативным комиссаром и следователем особых отделов 3-го конного корпуса (Мелитополь), Харьковского военного округа (Екатеринославль), помощником коменданта ОО Западного фронта, оперкомиссаром и уполномоченным ОО 1-й и 7-й кавалерийских дивизий Западного фронта.
В 1922-1923 гг. Белкина назначают начальником опергруппы по борьбе с бандитизмом ОО Запфронта (Смоленск, Крупки) и по борьбе с басмачеством ОО Ферганской группы войск (Коканд, Андижан). В 1923-1924 гг. он вновь возглавлял опергруппу по борьбе с бандитизмом особого отдела ПП ОГПУ по Западному фронту в Смоленске, Сенно, Бобруйске.
Время требует новых знаний, и Белкин поступает на курс служебного собаководства школы пограничных инструкторов при Высшей пограничной школе ОГПУ.
И снова судьба бросает его по стране. В 1924-1925 гг. он инспектор секретно-оперативной части при Эриванском погранотряде (Армения). В 1925-1928 гг. – уполномоченный 3-го, 4-го, 2-го отделений, помощник начальника отделения особого отдела Московского ВО (в 1926-1927 гг. – врид начальника ОО 2-го стрелкового корпуса МВО). С 1929 г. помощник начальника особого отделения Подмосковного окружного отдела ОГПУ. В 1930 г. старший оперуполномоченный 7-го отделения, начальник особой группы контрольно-ревизионного отдела (КРО), затем старший оперуполномоченный 2-го отдела ОО ОГПУ.
В 1930-1931 гг. ЦК ВКП(б)) направляет Михаил Белкина на подпольную партийную работу в Маньчжурию, где он занимает должность секретаря подпольного райкома в Харбине и является членом подпольного крайкома.
С 1932 г. Михаил Ильич находится в оперативной командировке по линии ИНО ОГПУ в Иране. По возвращении через год его назначают зам. начальника политотдела Красноармейской МТС Северо-Кавказского края. С 1934 г. – оперуполномоченный 5-го отделения, с 1935 – помощник начальника 10-го отделения секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР.
В 1935-1936 гг. – резидент ИНО ГУГБ НКВД в Тувинской народной республике, в 1936-1938 гг. Белкин руководил разведывательными операциями в китайской провинции Синцзян (города Аксу и Кашгар). С конца 1938 г. – начальник 1-го отделения 2-го отдела Главного экономического управления НКВД СССР. С 1939 г. – слушатель Военной академии имени М. В. Фрунзе.

Начавшася Великая Отечественная война потребовала создания новых служб и структур. Так в июле 1943г. появился СМЕРШ*, который оказался наиболее эффективной контрразведывательной структурой Второй мировой войны. Вот лишь несколько фактов. Благодаря работе сотрудников СМЕРШа деятельность немецкой агентуры в советском тылу была практически парализована. За годы войны смершевцами были нейтрализованы более 3500 диверсантов и 6000 террористов. На освобожденных территориях выявлялись и задерживались нацистские пособники, уничтожались отряды националистов.
В первые месяцы после победы была проведена поистине титаническая работа по проверке бывших военнопленных и гражданских лиц, угнанных в Германию. Сухая статистика говорит, что абсолютное большинство советских граждан, проходивших проверку «СМЕРШ», не подвергались арестам и преследованиям. Даже те, в отношении кого имелись сомнения, проверялись более тщательно следственными органами. Все это, конечно, не исключает ошибок и злоупотреблений, однако, можно с уверенностью говорить о том, что «СМЕРШ» не занимался политическими репрессиями.
После начала Великой Отечественной войны Михаил Ильич Белкин – начальник особых отделов 35 стрелкового корпуса на Южном, 34-й армии на Северо-Западном фронтах. С мая 1942 г. – зам. начальника ОО Крымского, а затем Северо-Кавказского фронтов. В 1942-1943 гг. – начальник ОО Северной группы войск Закавказского фронта в Грозном. С апреля 1943 г. – начальник УКР «СМЕРШ» Северо-Кавказского фронта, Отдельной Приморской армии, 3-го Прибалтийского фронта (до ликвидации фронта в декабре 1944). Был тяжело ранен. 31 июля 1944 г. ему было присвоено звание генерал-лейтенанта.
В это время война уже велась не на советской территории. И с марта 1945 г. М.И.Белкин работает в должности начальника опергруппы ГУКР “СМЕРШ” (инспекции Союзной контрольной комиссии) в Венгрии. С июня 1946 г. он зам. начальника ПГУ МГБ СССР, руководил операциями советской разведки на Балканах. С июня 1947 г. – начальник Управления контрразведки Центральной группы советских войск в Австрии и Венгрии, главный советник МГБ СССР в странах Восточной Европы. Курировал подготовку судебного процесса по «делу» Ласло Райка в Будапеште (1949 г.). С марта 1950 г. Белкина назначают зам. начальника 1-го управления (внешняя контрразведка) МГБ СССР.
К этому времени Михаил Ильич Белкин награжден двумя орденами Ленина (1939,1945), пятью орденами Красного Знамени (1942, 1943, 1944, 1945, 1947), орденами Богдана Хмельницкого 2-й степени (1944), Отечественной войны 1-й степени (1943), восемью медалями, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ», четырьмя орденами Венгерской народной республики (“Победы” 1-й и 2-й степени и Красной Звезды 1-й и 2-й степени).

И вот вираж судьбы – блестящая карьера контрразведчика стремительно рушится. 11 июля 1951 года принято постановление ЦК «О неблагополучном положении дел в МГБ», на следующий день министр государственной безопасности СССР Виктор Абакумов был арестован и впоследствии расстрелян. В числе многих других по «делу Абакумова» был привлечен и Михаил Ильич Белкин.
В августе 1951г. он был уволен из органов МГБ, а 28 октября арестован. Его обвиняли в связях с иностранными разведками и масонской ложей, а также в создании «черной кассы», спекуляции, недостойном поведении в быту, связях с женщинами, имевшими, в свою очередь, связь с иностранцами, необоснованных репрессиях. Однако через два года по постановлению Следчасти по ОВД МВД СССР от 4 июня 1953 г. М.И. Белкин был освобожден и приказом министра внутренних дел СССР №1592 от 7 октября 1953 г. уволен в запас.
В ноябре 1954 г. М.И. Белкин лишен звания «как дискредитировавший себя за время работы в органах и недостойный в связи с этим высокого звания генерала». Но из рядов КПСС он исключён не был. Позже, в 1966 г., по ходатайству Председателя КГБ СССР лишение звания было заменено на понижение в воинском звании до полковника.
Так рухнула не только карьера, но и жизнь, связанная с армией. Пришлось начинать все заново. И здесь в полной мере проявился “железный” характер Белкина: с ноября 1955 он становится рабочим ЗИЛа и останется на заводе до самой своей смерти в ноябре 1980 г. Он работал слесарем-мотористом, контролером, старшим инженером, слесарем-испытателем, водителем-испытателем автозавода Лихачева. Персональный пенсионер союзного значения с 1 марта 1978.
О Михаиле Ильиче Белкине любопытствуюший читатель может прочитать в книгах – Анатолий Терещенко «Апостолы фронтового смерша», Клим Дегтярев, Александр Колпакиди «Внешняя разведка СССР», В. Абрамов «Абакумов – начальник СМЕРШа. Взлет и гибель любимца Сталина, Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне» (т. 4, кн. 1), Павел Судоплатов «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950 годы», в воспоминаниях и мемуарах работников спецслужб.
А многое, по всей вероятности, еще и по сей день хранится в архивах под грифом «совершенно секретно».
По материалам из свободных источников подготовила Галина КУЗЬМИНА.
*СМЕРШ – аббревиатура расшифровывается как «СМЕРть Шпионам».

Архивы

© Рославльская правда 2019 - 2021. Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции. При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций. За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.