Городские улицы: прошлое и современность. Юргора.

Улица Пушкина. Фото Виктории Сотниковой.

Юрьевская гора, или, как в народе ее называют, Юргора – один из старых районов города, расположенный на высоком правом берегу Глазомойки. О происхождении названия Юрьевская гора рославльчанам хорошо известны две легенды. Они возникли в далеком прошлом и связаны с полулегендарными героями.
Историк и бытописатель города С.С. Ракочевский в книге о Рославле приводит одну из них. В легенде описывается несчастный случай, выражаясь современным языком, повлекший смерть потерпевшего по неосторожности. Звали погибшего Юрья (Юрий). Был он любимым боярином князя и страстным охотником. Однажды, охотясь в дремучем лесу за городом, погнался боярин, как рассказывает повествователь, за белым медведем, которые «важивались в непроходимом лесу за р. Глазомойкою». На полном скаку лошади налетел он на толстый сук высохшего дерева. Лошадь ускакала, а Юрья умер, так и не дождавшись помощи. В память о Юрье назвал князь лесистую гору Юрьевской горой. Так оно было на самом деле или нет, и водились у нас белые медведи, не знаю, на то она и легенда. Возможно, речь шла о буром медведе-альбиносе, которые, хоть и очень редко, встречаются в лесах.
Вторая версия связана с богатырем Юрием и военным походом царя Алексея Михайловича. Немного истории. В 1610 году город был захвачен поляками и стал частью Смоленского воеводства Речи Посполитой. В течение не одного десятилетия рославльчане находились под владычеством поляков. В 1654 году русский царь Алексей Михайлович предпринял успешный поход и освободил Смоленск и ряд других городов воеводства, в том числе Рославль. Бурмистр, так в XVII веке назывался высший руководитель в городах с Магдебургским правом, Юрий Судейкин сумел объединить рославльчан и вынудил небольшой польский гарнизон крепости сдать город. Каким образом ему это удалось сделать, источники, за давностью событий, умалчивают. Тем не менее, в народе сложили легенду. В ней говорится, как с горы некий богатырь по имени Юрий посылал за версту в крепость стрелы с записками, призывая поляков сдаться. Был ли это Юрий Судейкин, сказать мы не можем. Скорей всего, перед нами обобщенный образ героя, ставший фольклорным. А вот гору с тех пор называют Юрьевской.
Смоленский историк И.И. Орловский на рубеже ХХ века выдвинул свою гипотезу, связанную с местным топонимом. К югу от города находилась деревня Юрьево, что в пяти верстах от села Кошкино. Во время литовского владычества, здесь располагался Юрьевский стан. Приведу слова историка, объясняющие его мнение: «Несомненно, поэтому часть Рославля, лежащая по дороге в этот стан, называется и доныне Юрьевской горою…» Версия И.Орловского имеет право быть, потому что чаще всего некоторые улицы и районы непосредственно связаны с географическими топонимами, направлениями главных дорог.

Ул. Большая Брянская. Фото нач. XX века.

Юрьевское предместье, как часть города, сформировалось в позднее время. План города 1780 года, утвержденный императрицей Екатериной II, не предусматривал в этом месте застройку частными домами. Огромное по площади пространство представляло собой сельскую местность с сенокосными лугами, полями и лесом. В 1798 году план претерпел изменения, потому что город стал расти в южном направлении, в сторону Брянска. Возникает закономерный вопрос о причинах расширения городской территории. Неужели увеличилось количество жителей? Нет, дело совсем не в рождаемости или миграционном приросте. Еще оставалось не менее полувека, прежде чем Рославль станет одним из крупнейших узлов шоссейных и железнодорожных дорог. Ответить на вопрос поможет нам С. С. Ракочевский. Оказывается, в центре города по новому плану отводилось место под торговую площадь: «…для очистки под площадь места среди города необходимо было истребить сады и сломать обывательские дома… а это вело в свою очередь к необходимости расширения пределов города, так как разместить обывательские дома где ж нибудь надобно было». Так за Глазомойкой возникла третья часть Рославля, близкая по ориентации к улицам центральной части города.
Застраивать это место начали с 1802 года. Рославльский городничий Митрофанов получил от губернатора Смоленска Гедеонова распоряжение: «Значущуюся на городском плане пустопорожнюю землю, лежащую за речкою Глазомойкою к Юрьевской горе, называемую Подол, рекомендую вам отдать под построение обывательских домов».
К середине XIX века на Юргоре сформировалась центральная улица – Мглинская. Свое название она получила по старому большаку на Мглин. По рассказам старожилов, передававшимся в их семьях, Мглинский большак связан с путешествием императрицы Екатерины II в южные губернии. Устные предания сохранили образ самодержицы в названиях городов и деревень Смоленщины. Но это тема для отдельного разговора.
Определить границы Юрьевской горы поможет нам карта 20-х годов ХХ века. Юргора включала в себя несколько улиц. Перечислим их: Низинская, Мглинская, Загородная, Советская, Володарского и небольшой квартал, включающий Красную. Границей с левой стороны являлась ул. Ленина, а с правой – начало Мглинского большака.
Современная ул. Пушкина делилась на две части. Первый отрезок начинался от Петропавловской церкви и заканчивался в районе кирпичного особняка, именуемого в народе Сазонкиным магазином, и нескольких сохранившихся домов (№69) конца XIX века на правой стороне. Именно на повороте и начинался Мглинский большак. Чуть дальше, на месте бывшего авторемонтного завода, находилась Южная шпагатная фабрика, кирпичные строения которой сохранились до нашего времени.

Юргора. Мглинская улица.

Второй отрезок Пушкинской, как называют ее люди старшего поколения, именовался улицей Лазаретной. Почему? В одном из старых одноэтажных корпусов тубдиспансера размещался военный госпиталь. Далее улица проходила через парк земской больницы и спускалась к улице Низинской. Кстати, фрагменты булыжной мостовой до сих пор сохранились на склоне дороги. В документах 20-х годов Лазаретная, она же Больничная. Название возникло по земской больнице, находившейся в этом же районе.
Позже ул. Пушкина изменила свое направление, резко свернув вправо. Обозначенный отрезок улицы, пока без названия, мы можем увидеть на карте этого времени. Она выходила на ул. Новую (пер. Низинский), а далее спускалась под горку и заканчивалась на перекрестке с ул. Телятники (ул. Брянская). Район по правую сторону застроен не был и представлял собой сенокосный луг. Вероятно, конец улицы только стал застраиваться. Отдельные дома этого периода еще сохранились в своем первоначальном, нетронутом переделками виде. Они выделяются от построек послевоенного времени: вальмовая крыша, окна с полукружием, бревенчатый сруб с высокой вырубкой, завершающийся вальмовой крышей. Окруженные старыми липами и яблоневыми садами жилые дома вносят ностальгическую нотку, напоминая нам об ушедшем времени. Хочется, чтобы новые хозяева сберегли дома в первозданном виде, не лишая следующие поколения увидеть город прошлого. К сожалению, понимающих значимость архитектуры старого города становится все меньше и меньше. В погоне за модой и практичностью мы забываем о своей истории.
В 1854 году на средства купца Павла Тимофеевича Вехова начали строительство церкви Рождества Богородицы, более известной в народе как Петропавловская. Немного предыстории. Разросшийся за полвека район требовал для прихожан своего храма. Летом 1849 года на имя епископа Смоленского и Дорогобужского Тимофея от рославльских купцов 2-ой гильдии Павла Вехова и 3-ей гильдии Антония Шевердина было подано прошение о необходимости строительства церкви. Просители указывали на удаленность горожан от центральных церквей и, учитывая плохие дороги, особенно в распутицу, отсутствие возможности посещать храмы. В частности в письме говорилось следующее: «сограждане… будучи чрезвычайно удалены от приходских своих церквей так, что некоторые находятся расстоянием от одной до двух верст; и быв лишены во всякое грязное и непогодливое время, а особенно в течение страстной седмицы и Светлого Христова Воскресения, почти всякой возможности находиться при богослужении». Просители указали настолько вескую причину, подвигшую их обратиться к епископу, что она была удовлетворена.
К сожалению, строители храма столкнулись с непредвиденной проблемой. В августе 1850 года проект отклонили ввиду «неблаговидности фасадов» и отправили на доработку. Вот поэтому строительные работы начались через четыре года. Придел в честь святителя Митрофания Воронежского освятили поздней осенью 1858 года, второй придел во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла освящен на исходе июня 1859 года (по ст. стилю). И только в 1886 году церковь была полностью обновлена и освящена.
Благодаря краеведу И.И. Макаренкову стало известно о захоронении у стен церкви. По утверждению краеведа, люди, нашедшие здесь упокоение, были жертвователями денег или богослужебных предметов, поэтому и удостоились такой чести.
Сохранившиеся метрические книги за 1859 – 1916 годы позволили Ивану Макаренкову составить список погребенных Их шестеро: купец Д.Т. Вехов, младенец Владимир, сын дворянина Д.Т. Потресова, мещанка Е.Ф. Ефремова, губернский секретарь В.П. Булатов, титулярный советник А.Г. Денисов, священник отец Иоанн (И.Г. Кутузов). Храмостроитель П.Т. Вехов за труды на духовной ниве удостоен был погребения в самой церкви, в ее южной части, недалеко от главного престола.
После революции 1917 года храм действовал до его закрытия в 1937 году. До сих пор неизвестно, работал ли храм в годы немецкой оккупации. В августе 1960 года постановлением Совета Министров РСФСР церковь Рождества Богородицы включили в число памятников истории и культуры СССР. Включить включили, но реставрационных работ не производилось. В советские годы в нем размещался склад торга. Мне довелось быть в нем и видеть храм в запустении.
Возрождение храма началось только в начале 1991 года. Мне хочется вспомнить безвременно ушедшего настоятеля иерея Сергия Романенкова. Именно благодаря его стараниям сделан первоначальный ремонт, собран коллектив и создан хор. В храме стали совершаться богослужения. С какими трудностями пришлось столкнуться ему, только одному Богу известно. К сожалению, здоровье его подвело, и в 1996 году отца Сергия не стало. Но образ божьего труженика навсегда сохранится в нашей памяти.
К счастью, возрожденный храм продолжает жить. И в этом большая заслуга его нынешнего настоятеля протоиерея Михаила Гольцмана. Но это тема для отдельного разговора. Об истории церкви можно более подробно прочитать в книге «Рославльская земля: православные храмы» иеромонаха Рафаила (Ивочкина).
При пересечении нынешних улиц Пушкина и Ленина вскоре образовалась небольшая площадь, где разместились торговые здания. Угловой дом с высоким крыльцом, на противоположной стороне от церкви, до сих пор используется по своему прямому назначению: здесь разместился продовольственный магазин. Где-то до начала 90-х годов около современного магазина с громко звучащим и не совсем понятным названием «Господарь» находились деревянные прилавки для торговли молоком, зеленью, картофелем, овощами и фруктами. И в настоящее время этот район представляет собой очень бойкое место.
Улица Пушкина, в старых своих границах, сохранила частную домовую застройку второй половины XIX и первых дореволюционных десятилетий XX века. Интересен жилой бревенчатый дом №77 с полуподвалом под вальмовой крышей. Угловой, расположенный на пересечении с ул. Красной, он зрительно выделяется на фоне невысоких построек. Дом, заложенный в пореформенную эпоху, характерен для рядовой жилой застройки уездных городов Смоленской губернии. Он входит в «Перечень объектов культурного наследия, находящихся на территории Смоленской области», а это значит, что жильцы должны сохранять его в первозданном виде. К сожалению, за последние десятилетия утраты налицо. Новые окна лишают здание привлекательности, а бревна, лишенные обшивки подвержены атмосферным осадкам, а значит, и разрушению.

Ул. Пушкина. Брандмауэр.

И все-таки этому дому повезло в большей степени, нежели строениям, расположенным через переулок на той же стороне. Вынужденно построенные на склоне холма в непосредственной близости от дороги, лишь тротуар и небольшая полоска земли палисадника отделяет их от пешеходов и машин, выглядят они непривлекательно, а постоянная сырость приближает их к неизбежному старению и разрушению. Если бы не стояли дома на солнечной стороне, их век был намного короче. Возникает закономерный вопрос, почему жилые дома строили так близко друг к другу и к дороге. Скорее всего, документы, регламентирующие новую застройку, предписывали возводить жилье не в глубине участка, а фасадом к улице. Да и дорога, знаете ли, была намного ниже, чем сейчас. Поэтому упрекнуть первых поселенцев в непрактичности, думаю, не стоит. Нельзя не сказать еще об одной причине, на которую указывал краевед С.С. Иванов. Он говорил о высокой стоимости земли в городе и вследствие этого «скопления деревянных домов». Я долго думал, пытаясь найти объяснение этому предположению. И, наконец, нашел. Городу было выгодно продавать как можно больше земли и получать с этого большие доходы. В связи с этим возникали проблемы, связанные с пожарной безопасностью. Избежать пожара, в какой-то степени, способствовали кирпичные стены между ними, так называемые брандмауэры. Один из таких домов находится на ул. Пушкина, 91.
Детский сад «Родничок», кстати, единственный на Юргоре, находится в просторном бревенчатом доме, построенном задолго до войны, а может быть, и раньше. Обшитый обналичкой старый корпус с большими деревянными окнами поражает простотой замысла местных плотников. Во второй половине 40-х годов – начале 50-х в нем размещалась 2-ая начальная мужская школа. А сохранившийся табель успеваемости моего отца с прямоугольным штампом является тому подтверждением.
В 60-е годы разросшийся район заставил руководство города открыть в нем для детей садик. Наверное, многие из бывших детсадовцев, а теперь уже сами бабушки и дедушки, сохранили в памяти имена воспитателей и нянечек. Не могу не вспомнить добрым словом бывшую заведующую Раису Добину, не один десяток лет жизни посвятившую доброму делу – воспитанию малышей.
На четной стороне улицы деревянных домов начала прошлого века и ранее практически не сохранилось. Исключение составляет несколько строений, расположенных около церкви (№№134, 132, 128, 122).
На противоположной стороне интерес представляет дом №117. Но старинный облик он во многом утратил.
Перейдем оживленный перекресток главных улиц и окажемся на втором отрезке ул. Пушкина, именуемой в прошлом ул. Лазаретной или Больничной. На правой стороне сохранилось более десятка домов дореволюционной постройки. Им повезло в большей степени, поскольку построены на высоком склоне.
На противоположной стороне таких домов всего лишь несколько, включая двухэтажный кирпичный особняк священника Кутузова. Они находятся под охраной государства. Их не реставрируют, но владельцы поддерживают постройки в первоначальном виде.
В суете будних дней найдите в себе силы и время и неторопливым шагом пройдитесь по тихим улочкам Юрьевской горы. Она по-своему удивительна и прекрасна в любое время года. В весеннем цветении старых, доживающих свой век яблоневых садов, в запахе черемухи, тесно прижавшейся к протекающей Глазомойке; в летнем благоухании цветущих лип и немолчном жужжании пчел и тонком, чуть уловимом аромате чайных розовых кустов в палисадниках. В осеннюю распутицу разбитые, похожие на проселочные улицы напомнят вам о далекой и неповторимой юности и молодости наших родителей, чья жизнь неразрывно связана с этим дорогим сердцу местом. В зимних сумерках сгущающегося вечера и морозном закате над Рачевкой, в рано зажигающемся свете в окнах домов, где тебя любят и ждут, в горьковатом запахе немногочисленных уцелевших печек, напоминающем о том времени, когда деревья были большими.
Михаил СУДОВСКИЙ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Архивы

© Рославльская правда 2019. Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции. При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций. За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.