На войне как на войне…

8 мая в Рославльской ЦРБ открылся ковид-госпиталь, где инфицированные новой коронавирусной инфекцией граждане могут получить необходимую медицинскую помощь.
О людях в белых халатах, которые оказались на передовой в борьбе с COVID-19, наш сегодняшний разговор с заведующим отделением реанимации и анестезиологии Рославльской ЦРБ Юрием Александровичем МУЗЫЧЕНКО. В данный момент в его должностные обязанности входит и руководство инфекционным отделением.
Попасть в желтую карантинную зону, где обитают коронавирусные больные, простому смертному невозможно. Да и не нужно, зачем? Нервы пощекотать и гадать потом, пронесет или нет?
Повседневная форма одежды в «ковиднике» – прозрачный защитный костюм одноразового использования, аналогичный тому, в который удачно вписалась фигура в бикини известной тульской медсестры.
Первое, что бросилось в глаза – на территории больницы нет-нет да появляется медперсонал в этих самых костюмах, курсируя в разных направлениях. Вот подъехал к дверям кардиокорпуса жёлтый реанимобиль, экипированный медбрат выкатил носилки с человеком, оба они скрылись в дверях. Неподалеку два санитара в дезинфекционных комбинезонах, больше похожие на инопланетян, тщательно обезвреживали друг друга с помощью распылителя. Невдалеке люди в масках суетились вокруг пустой скорой помощи, периодически кому-то названивая.
Такова новая реальность високосного года. Пришел враг, которого не ждали, незаметный и коварный, созданный в природной лаборатории, против которого объединилось, без преувеличения, все человечество. Но, невзирая на титанические усилия ученых и врачей, счет жертвам идет на сотни тысяч всего лишь за каких-то пять месяцев с начала пандемии.
В Рославльском районе ситуация с коронавирусом далеко не самая благостная. Число официально подтвержденных заболевших COVID-19 медленно, но верно приближается к сотне.
Ковид-диссидентский дух у граждан, по моим наблюдениям, стал постепенно затухать. Вижу в маске тех, кого не чаял уж увидеть с этим атрибутом. Вот, действительно, никогда не говори никогда.
Как говорится, «воды» налил много, но она нужна. И вот я разговариваю с доктором обо всем на нейтральной территории, в остывшем после недавних холодов актовом зале административного корпуса ЦРБ. Социальную дистанцию выдерживаем, маски надеты, плюс у меня две прививки от гриппа и пневмонии, у врача, наверное, тоже, диктофон на столе, так что чувствую себя уверенно.
– Не страшно, Юрий Александрович? Вы тут каждый день, в отличие, например, от меня. Более ста врачей в стране унес коронавирус, никогда еще во время эпидемии медицина не теряла столько людей. По сути, это война, со своими победами и поражениями.
– На войне как на войне. Страшен первый бой, потом это работа. Выполняешь сам все меры предосторожности, требуешь от коллектива. Заботишься о больных, стараешься помочь им преодолеть последствия болезни, ведь многие из них находятся в состоянии стресса, наслушавшись историй о непредсказуемом поведении коронавируса.
– Много ли у вас сейчас коронавирусных больных?
– К нам поступают пациенты диагнозом внебольничная пневмония. Таких на данный момент более шестидесяти человек, не только рославльчане, но и люди из тех мест, где ковид-центры не организованы – из Починка, Шумячей, Ершичей, Хиславичей. Терапевтическое отделение закрыто на карантин, там много было пневмоний, появились ковид-положительные, их перевели сюда, поэтому так много.
– Ковид-госпиталь, где он располагается?
– Он создан на базе хирургического корпуса. Хирургический корпус включал в себя реанимационное отделение, травматологию и хирургию. Второй этаж – «травма», третий этаж – хирургия, первый – реанимация и вспомогательные кабинеты. Сейчас весь корпус переоборудован под лечение больных с новой коронавирусной инфекцией.
– Вы лечите даже самых тяжелых?
– И тяжелых, и очень тяжелых с искусственной вентиляцией легких, оказываем все виды медицинской помощи. В Смоленск за все время отправили лишь двух больных, и то в силу того, что у них развивалась почечная недостаточность. У нас просто нет возможность проводить гемодиализ и гемодиафильтрацию – такие специфические методы по детоксикации организма.
– В госпитале находятся только ковид-положительные или ещё и те, кто находится под наблюдением?
– Основная масса. Большинство с подтвержденными диагнозами, но есть и с неподтвержденными. Как бы подозревается коронавирусная инфекция, однако нет лабораторного подтверждения. Лабораторное подтверждение делается довольно длительно, потому что лаборатории перегружены. В инфекционном госпитале лечатся все внебольничные пневмонии, то есть, пневмонии, которыми заболели дома.
– Не обязательно это ковид?
– Не обязательно.
– И находятся они вместе?
– Подтвержденные на втором этаже, неподтвержденные – на третьем, тяжелые – в реанимационном отделении.
– Вылечившиеся есть?
– Выписанных немного, но мы открылись-то 8 мая.
– Юрий Александрович, преобладает какое состояние больных?
– У всех заболевших пневмония разной степени тяжести.
– Как протекает ковидная пневмония у людей?
– Она протекает как внебольничная вирусная пневмония, похожая на гриппозную. Довольно тяжелое течение болезни, большая площадь легких вовлекается. Бывает до 80% легочной ткани поражено. Всё это сопровождается дыхательной недостаточностью. Необходимы кислород либо искусственная вентиляция легких.
– Еще и микротромбы образуются из-за специфического влияния коронавируса на свертываемость крови?
– Да, есть такая склонность к образованию тромбов. Но мы проводим сразу профилактику. Есть определенные стандарты лечения легочных заболеваний, которых придерживаемся.
-У нас есть умершие от COVID-19?
– Пять человек умерло с 8 мая (по состоянию на 27 мая с.г. – прим ред.). Я не могу сказать точно, от коронавирусной инфекции ли, поскольку статистика такая штука, которая опаздывает, пока все анализы подтвердятся. Мы все данные передаем в Роспотребнадзор, который их обнародует.

На переднем крае
– Юрий Александрович, каково коллективу врачей и медсестер быть на переднем крае борьбы?
– С врачами у нас совсем беда. По штатному расписанию инфекционного госпиталя имеется одиннадцать ставок. Работают три врача-реаниматолога плюс несколько терапевтов во главе с зав. отделением Галиной Ростиславовной Бештейновой. А вот среднего медперсонала как раз достаточно. Еще двое наших врачей работают в небольшом отделении, созданном на базе роддома.
Мы, врачи, еженедельно сдаем анализы, заботимся о своем здоровье, стараемся соблюдать все меры предосторожности, поэтому у нас нет вспышки заболеваемости. Мы обеспечены средствами защиты, дефицита нет.
В этих сложных условиях люди проявляют себя…
– Хочу особо отметить старшую медсестру Галину Викторовну Симонову, которая к тому же является старшей медсестрой госпиталя, проделывая колоссальный объем работы. Обеспечение лекарствами, средствами индивидуальной защиты, распределение работы среднего медперсонала, все на ней. Смотреть тяжко на неё иной раз, но справляется, молодец! А вообще все работают хорошо, коллектив давно сложившийся и обученный. Я работаю здесь уже четверть века, а возглавляю реанимационное отделение с февраля этого года после ухода на пенсию прежнего руководителя.
– Что вы пожелаете гражданам?
– Быть осторожными и рассудительными. Есть возможность находиться дома – идеальный вариант. Нужно куда-то выйти в общественное место – берите маску и перчатки. Пришли – сразу вымойте руки или протрите антисептиком. Меньше контактируйте с родственниками и друзьями, прибывающими из неблагополучных по коронавирусной инфекции регионов. Простые меры, но они дают эффект. Поверьте, лучше испытать эти относительные неудобства, чем находиться на аппарате ИВЛ.
Евгений ОСИПЦОВ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Архивы

© Рославльская правда 2019. Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции. При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций. За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.