Галина Бештейнова: «Привыкнуть к смерти нельзя!»

В конце декабря минувшего года в администрации Смоленской области состоялась торжественная церемония вручения государственных наград.
Губернатор Алексей Островский поздравил 37 смолян, среди которых были врачи, учителя, работники научных и образовательных учреждений, промышленных предприятий Смоленщины, члены общественных организаций. В числе награждённых оказались и двое рославльчан – заведующие отделениями Рославльской центральной районной больницы Юрий Музыченко и Галина Бештейнова. Они получили из рук губернатора ордена Пирогова.
С заведующей терапевтическим отделением №1 Рославльской ЦРБ Г.Р. Бештейновой встретился наш корреспондент Евгений Осипцов.
– Галина Ростиславовна, начало нового века весьма богато на различные вызовы человечеству. 13 лет назад Россию посетил отголосок знаменитой «испанки» – «свиной» грипп Н1N1…
– Когда в ноябре 2009 года этот грипп докатился до Рославля, поначалу были в некоторой растерянности. Медики впервые за долгие годы столкнулись с большим наплывом больных, пришлось на ходу подстраиваться к новым реалиям. Мы освободили площади двух терапевтических отделений в больнице, ведь за день сюда поступало 12-14 человек с признаками дыхательной недостаточности в возрасте 30 – 45 лет, а также дети подросткового возраста.
Единственный плюс эпидемии заключался в том, что она продолжалась всего четыре месяца. Были тяжёлые и очень тяжёлые пациенты, умерли несколько человек. Не хватало медработников, врачей, но мы вскоре адаптировались к ситуации, разработали методические рекомендации, успешно применяя их на практике. Приобрели колоссальный опыт, который впоследствии пригодился в противостоянии куда более опасной и коварной болезни – новой коронавирусной инфекции.
– Наиболее опасным осложнением что тогда, что сейчас было воспаление лёгких. Мне лично представляется, что коронавирусная пневмония в разы опаснее. Много погибших, в разы больше, чем при «свином» гриппе…
– И при «свином» гриппе, и при ковиде преобладает вирусная пневмония, однако при коронавирусной инфекции происходит несколько другое поражение лёгочной ткани, характеризующееся травмированием мелких сосудов. Длительность и тяжесть последствий также отличается у коронавируса в худшую сторону. Самыми опасными считаются уханьский, британский и индийский штаммы. Омикрон-штамм, пришедший к нам из Южно-Африканской Республики, самый заразный из всех, переносится больными намного легче, поражая большей частью бронхи, но всё равно продолжает оставаться опасным для здоровья и жизни людей.
Если раньше основную массу заболевших составляли пожилые люди, то сейчас контингент заметно помолодел, захватывая и подростковый, и детский возраст. Вот вроде молодой человек здоров, без сопутствующих патологий, а подхватив коронавирус, болеет ярко, тяжело, выздоравливает с трудом, и неизвестно, какие «мины замедленного действия» эта болезнь после себя оставила. Так что расслабляться ни в коем случае нельзя, известные меры предосторожности, такие, как масочный режим и вакцинация, соблюдать необходимо, и, как полагает Минздрав, увеличение заболеваемости в недалёком будущем вполне имеет место быть за счёт мутаций имеющихся штаммов.
– Я смотрю сайт «Стопкоронавирус» и вижу, что коллективный иммунитет упал ниже 50 процентов и имеет дальнейшую тенденцию к снижению, хотя каких-то пару месяцев назад достигал 65. Это значит, что люди значительно реже стали прививаться, государство отвлеклось на ситуацию у наших границ, уделяя мало времени медицинской пропаганде. Тем временем болезнь забирает жизни людей – и старых, и молодых – в количестве многим больше всякой войны.
– Сейчас как раз можно без всякой политики заявить, что государство сто раз было право, настаивая на вакцинации граждан. Это спасло в итоге миллионы жизней. Неиспытанная вакцина, пять лет на это нужно? Во-первых, она уже была испытана. Перед применением проверена на десятках тысяч добровольцев. Этого количества вполне достаточно, чтобы сделать необходимые выводы. Во-вторых, пять лет ожидать результатов испытаний в сложившейся ситуации было бы непростительной ошибкой.
– Особенно много вреда принесли, на мой взгляд, активисты антиваксерного движения, в том числе с медицинскими дипломами и профессорскими званиями. По иронии судьбы многие из них скончались от коронавирусных осложнений, посчитав ковид обычной простудой с лечением таблетками от кашля.
– Болезнь выбирает жертву вне зависимости от убеждений. Мало быть уверенным в своих силах и возможностях, против COVID-19 нужно иметь хороший иммунитет, вакцинироваться и ревакцинироваться через полгода, потому что пандемия ещё не завершилась.
– Можно ли ревакцинироваться однокомпонентной вакциной «Спутник Лайт» через каждые полгода, или после ревакцинации придётся вводить заново двухкомпонентную вакцину?
– Не обязательно прививаться двухкомпонентной вакциной. Вы сделали прививку ею в самом начале и достаточно, потом можно «Спутником» или другими двухкомпонентными вакцинами, на ваш выбор.
– Галина Ростиславовна, какой самый трудный период был за два года пандемии?
– Самое начало, когда не поняли ещё, с чем столкнулись, не ощутили масштабы проблемы. Индийский дельта-штамм 2021 года был, наверное, самым сложным и смертоносным. Больница переполнена, свободных коек почти не было, и это при том, что задействовали все площади терапевтического, хирургического и инфекционного отделений ЦРБ. Летальные исходы случались практически ежедневно, и это не только в Рославле так происходило, по всей России, во всем мире. Не потому, что мы, доктора и медсёстры, плохо работаем, а потому, что такая коварная, непредсказуемая болезнь. Сами все переболели коронавирусом, некоторые сотрудники – дважды. Выздоравливали и возвращались, страшно уставали. В защитных костюмах и масках было очень жарко, особенно летом. Ехали на работу, город пустой, непривычный, с давящей какой-то тоскливой атмосферой, только ветер уныло гонял по земле мусорные пакеты. Это сейчас половина мест свободна, омикрон-штамм значительно реже даёт осложнения на лёгкие, многие лечатся амбулаторно, есть время перевести дух и подготовиться к новым «сюрпризам». Либо к нормальному течению человеческой жизни.
– Как Вы относитесь к смерти человека на больничной койке? Говорят, человек довольно быстро адаптируется ко всему…
– Привыкнуть к этому нельзя, любая смерть отзывается болью. Борьба идёт за каждого человека независимо от возраста. Медицинские работники делают всё возможное, чтобы страдающий от болезни выжил. Беда в том, что люди зачастую поздно обращаются к докторам, когда осложнения становятся смертельно опасными, в стационар поступают в среднем и тяжёлом состоянии. Начинается интенсивное лечение. Кому-то оно помогает, а кому-то нет…
– Как люди себя ведут, попадая в стационар?
– Для впечатлительных людей больница сама по себе стресс. В целом же, когда больные попадают в отделение, они чувствуют какую-то защищённость, надежду. Эмоции, слёзы, психологические срывы, истерики, конечно, были. Но основная часть больных держала себя в руках и строго выполняла назначения врачей.
– Прежде чем завершить нашу беседу, позвольте поздравить Вас от имени редакции, Галина Ростиславовна, с высокой и заслуженной государственной наградой – орденом Пирогова, великого русского хирурга и естествоиспытателя, основателя ряда важнейших направлений медицины!
– Это не только моя награда. Это награда для всех врачей, медсестёр, санитарок Рославльской ЦРБ, делающих всё возможное и невозможное, не щадя своих сил, ради сохранения здоровья и жизни людей.
Евгений ОСИПЦОВ.

Архивы

© Рославльская правда 2019 - 2021. Использование материалов сайта в сети Интернет, в печатных СМИ, на радио и телевидении только с разрешения редакции. При публикации материалов, ссылка на сайт обязательна. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций. За высказывания посетителей сайта редакция ответственности не несет.